Уверенность https://romek.ru/ru ru Ромек В.Г. Уверенность в себе: Этический аспект (1999). Полный текст. https://romek.ru/ru/etika <span class="field field--name-title field--type-string field--label-hidden">Ромек В.Г. Уверенность в себе: Этический аспект (1999). Полный текст.</span> <span class="field field--name-uid field--type-entity-reference field--label-hidden"><span lang="" about="/ru/user/1" typeof="schema:Person" property="schema:name" datatype="">romek</span></span> <span class="field field--name-created field--type-created field--label-hidden">пт, 04/01/2022 - 08:11</span> <div class="clearfix text-formatted field field--name-body field--type-text-with-summary field--label-hidden field__item"><p><em><span><span><span>Уверенность в себе: этический аспект // Журнал практического психолога, №9, 1999, с.3-14</span></span></span></em></p> <h3><span><span><span>Введение</span></span></span></h3> <p><span><span><span>На новогодний утренник в школе, где учится моя дочь, я немного опоздал, и застал только кульминацию захватывающего действа, инсценированного школьниками. Баба Яга подбросила в школьные завтраки страшную отраву - капсулы "Я". Все ученики начали говорить и думать только о себе, отказывались слушаться завуча, точнее - задавали ужасный вопрос: "А почему я должен это делать?". Ответ "Потому что я так сказала" - не производил на отравленных "Я" никакого впечатления. В общем - сущий ужас.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Положение, понятное дело, спасла добрая волшебница, которая потихоньку подсунула детям витамин "Мы", они его проглотили и - жизнь снова стала счастливой и солнечной. "Мы" дружно прокричали: "Ёлочка, зажгись!", и загорелся огонь любви и единения. Завуч произнесла слова поздравления.</span></span></span></p> <h3><span><span><span>Критерии счета</span></span></span></h3> <p><span><span><span>Ясный и однозначный лейтмотив школьного спектакля вызывает ряд вопросов, ответы на которые с точки зрения современных теорий уверенности в себе далеко неоднозначны.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Добавляет ли уверенности в себе принадлежность к группе, эмоциональная идентификация с целями коллектива (Петровский, 1978)? Или наоборот: уверенность означает противопоставление себя, собственного мнения мнению других людей, без оглядки на окружающих (Сальтер, 1949)? На основании каких признаков мы должны судить об уверенности в себе? Может быть действительно, вопреки всем теориям, именно чувство единения и принадлежности группе помогает избавиться от социального страха, осознать свои права и поверить в себя?</span></span></span></p> <p><span><span><span>Психологами предложено уже немало критериев оценки уверенности в себе: поведенческих, эмоциональных, когнитивных, социально-психологических. Попробуем оценить с точки зрения этих критериев результаты действия отравы с этикеткой "Я".</span></span></span></p> <p><span><span><span>Самыми простыми с точки зрения оценки кажутся особенности поведения маленьких актеров. Уверенностью в себе можно было бы считать, например, владение завершенными схемами поведения (Лазарус, 1973, 1978), или некоторые его особенности (Сальтер, 1949). Можно было бы попробовать опереться на индикаторы социального страха (Вольпе, 1969) или выученной беспомощности (Селигман, 1975). Не было бы большой натяжкой попробовать оценить школьную успеваемость отравленных. Мы начнем наш анализ со схем поведения в том порядке, в каком их называет Арнольд Лазарус, поскольку именно здесь можно увидеть наибольшие противоречия научных данных "духу" школьного спектакля. Что же именно, какие особенности поведения Лазарус считает основой уверенности в себе и социальной компетентности и в какой мере они соответствуют зафиксированному в школьном сценарии идеалу?</span></span></span></p> <h4><span><span><span>1. Способность открыто говорить о своих желаниях и требованиях.</span></span></span></h4> <p><span><span><span>Употребление витамина "Мы" вряд ли будет способствовать открытому выражению потребностей, желаний, и, тем более, - требований. Скорее, "вылечившимся" детишкам придется отказываться от личных желаний в пользу мнения и желаний большинства. Трудно вообразить себе такой сплоченный коллектив, в котором бы общие цели максимально соответствовали потребностям отдельных его участников (люди все-таки - разные), и в котором бы каждый без лицемерия мог говорить: "мы все хотим, требуем одного и того же, а именно:…".</span></span></span></p> <h4><span><span><span>2. Способность сказать "Нет".</span></span></span></h4> <p><span><span><span>И с этим навыком возникают определенные проблемы, очень похожие на только что описанные. Единодушное коллективное "Нет" очень труднодостижимо, из-за индивидуальности желаний, целей, ценностей, уровня интеллекта и т.д.</span></span></span></p> <h4><span><span><span>3. Способность открыто говорить о своих чувствах.</span></span></span></h4> <p><span><span><span>Ну этого уж вскормленные на витамине "Мы" не могут никогда и не при каких обстоятельствах. Попробуйте-ка выразить свои собственные чувства открыто, не используя местоимения "Я".</span></span></span></p> <h4><span><span><span>4. Умение устанавливать, поддерживать и заканчивать разговор.</span></span></span></h4> <p><span><span><span>Этот навык коллективистам, конечно, удается лучше всего, особенно последний его компонент. Бойкот "чужака" и поддержка "своих" всегда удавались лучше в коллективе единомышленников, руководимых вождем на основе простой и близкой массам идеи, так что каждый громко говорил "мы", подразумевая - "он".</span></span></span></p> <p><span><span><span>Отчего же идеи классиков тренинга уверенности так далеки оказались от воспроизведенного десятки раз сценария школьного спектакля? Почему "я" было отнесено к отраве, мешающей счастливой школьной жизни? Ведь именно "использование местоимения Я" еще один классик уверенности - Андрэ Сальтер - назвал среди шести характеристик уверенности в себе, а попытки спрятаться за неопределенными формулировками ("все ученики нашего класса хотят…", "правительство работает", "мы боремся с преступностью") считал проявлением слабости и неуверенности в своих силах. Неужели Россия - настолько особенная страна, что даже классику психологии уверенности нужно переписывать в специальной "русской" версии?</span></span></span></p> <h3><span><span><span>"Я" - последняя буква в алфавите</span></span></span></h3> <p><span><span><span>Особое отношение к проявлениям индивидуальности в России, конечно, имеет многочисленные культурные и социально-политические предпосылки. Конечно же, общественные цели и коллективная ответственность за результаты действий всегда ценились выше личных целей и личной ответственности. Местоимение "Я" в этом смысле - достаточно неудобная форма выражения того, что ценится выше - после "я" приходится постоянно добавлять "от лица нашей организации", "я, как и весь народ России, как и все люди моего города, как и все прогрессивное человечество". Так ведь удобно, выгодно, социально одобряемо, нормативно.</span></span></span></p> <p><span><span><span>о, к сожалению, ложно и малопродуктивно. Люди, множество "я", учащихся в школьном классе, живущих в моем городе и составляющих прогрессивное человечество, все же - разные люди, с разными "я", с разной мотивацией и с разной степенью согласия с принятым в качестве нормативного мнением.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Более того, именно мнение меньшинства, а в решающие моменты истории - и отдельных лиц, которое даже лексически трудно выразить в безличной форме или от третьего лица ("есть мнение", "некоторые полагают"), часто оказывает решающее влияние на принятие наиболее творческих и продуктивных решений. Не вследствие ли этого уверенность в себе считают одним из главных качеств, заставляющих серое большинство считаться с неординарными решениями и идеями (Майерс, 1997, 391-392)?</span></span></span></p> <h3><span><span><span>Наглость - второе счастье</span></span></span></h3> <p><span><span><span>Но не случится ли так, что преувеличение значения личных мнений, сомнений, желаний и ценностей приведет к санкциям со стороны социального окружения. Иными словами: хорошо ли это - в явной и открытой форме говорить о своих желаниях, мнениях и чувствах? Не получается ли так, что человек уверенный в себе - это человек переоценивающий свои возможности и не умеющий сдерживать свои эмоции? Не будет ли от этого какого худа?</span></span></span></p> <p><span><span><span>Именно так и получается. А вот худа не будет. Действительно, уверенность в себе - это переоценка позитивных сторон своих навыков, способностей, переоценка шансов, которые нам предоставляет окружающий нас мир (Ромек, 1996). Но - парадокс: именно эта неадекватно позитивная оценка позволяет ее обладателю браться за многое и многого достигать в тот момент, когда неуверенный постоянно сомневается и не может принять решение.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Относительно невоздержанности в выражении эмоций я тоже должен ответить "да" - уверенный в себе человек часто выражает эмоции, до которых другим и дела нет. Но именно это помогает стать душой компании, заводить новых друзей, спасает от одиночества и т.д. По этому поводу мне вспоминается рекомендация, которую давал Андрэ Сальтер своим клиентам: "Не будь чувствительным, будь - эмоциональным". А вот какова связь между уверенностью и социальной компетентностью - это отдельный вопрос...</span></span></span></p> <h3><span><span><span>Самоуверенность и самоуважение</span></span></span></h3> <p><span><span><span>Конечно, всегда остается опасность переборщить. Не производит хорошего впечатления человек, за самоуверенными высказываниями и претензиями (на власть, внимание, на должность) которого ничего не стоит - никакой самобытности, никаких знаний, никакого опыта. Это - тот случай, который однозначно осуждается в большинстве культур, за исключением, может быть, лишь крайне индивидуалистичных. И именно этого следовало бы опасаться - чрезмерной переоценки своего потенциала. В спектакле же, как кажется, нечто другое - полный отказ и запрет позитивной самопрезентации. Ответ "я" на вопрос "Кто это все натворил?" предполагается только в случае, если сотворено нечто ужасное. Контроль и такого рода самопрезентация закономерно провоцируют эмоции, которые положительными никак назвать нельзя, а именно: чувства стыда, страха и вины. Жесткий контроль позитивных "Я - высказываний" таким образом закономерно препятствует чувствам гордости, смелости, инициативе, и в конечном счете - разрушает самоуважение. В отсутствии внутренней основы самоуважения детям приходится искать для него внешнюю основу: дорогая одежда, пейджер на боку - не самые неприятные следствия этого. Унижение одноклассников, агрессивные действия, нецензурная брань и асоциальное поведение - следствия в значительно большей степени опасные во всех отношениях.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Можно ли рассматривать агрессивный стандарт самоутверждения в качестве следствия социальной ингибиции стандартов уверенного самоутверждения? С точки зрения сегодняшнего уровня знаний об уверенности в себе - именно так оно и есть. Теоретические соображения относительно того, что агрессивность часто провоцируется неверием или неспособностью достичь своих целей в уверенной манере, подкрепляются практикой тренинга уверенности в себе. В ситуации, когда самоутверждение (отстаивание своих прав, например) становится неизбежным, многие ведут себя агрессивно не "по убеждению", а лишь потому, что других способов самоутверждения просто не знают, не научены им. Самоутверждение за счет пугающей внешности, унижения или запугивания других, подчеркивания собственного социального статуса, происходит повсеместно не "по убеждению", а от неспособности к иным формам самоутверждения. Люди, которые им не обучены сами и других научить этому не могут, увеличивая катастрофическим образом долю агрессивности в обществе.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Неужели нельзя добиться самоуважения, не унижая при этом других? Неужели не придуманы еще способы уважать себя, не разрушая при этом самоуважения других? Конечно, можно, конечно, придуманы. Вот только - не научены, и потому других научить не можем. Сама среда, сам социум и принятые в нем нормы "не настроены" на уверенность в себе и самоутверждение. Помимо примера, приведенного в начале статьи, здесь можно указать еще множество фактов, подтверждающих это: репрессивный характер всех правил и установлений, чаще всего не предусматривающих системы поощрений, шаткость законодательной базы, никак не обеспечивающей защиту личных прав, недостаточность личной подписи человека (необходимость удостоверения ее печатью организации), слабая система защиты интеллектуальной собственности и собственности вообще, пренебрежение личной собственностью и т.д. и т.п.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Можно ли в этих условиях удивляться, что уверенность в себе не вписывается в современную систему ценностей школы, где учиться моя дочь, в систему социализации моей страны, понимается почти как полный аналог самоуверенности, наглости и хамства?</span></span></span></p> <h3><span><span><span>Себялюбие и агрессивность</span></span></span></h3> <p><span><span><span>Конечно, не все так печально, и многие все же находят пути и способы самоутверждения, добиваются так или иначе осуществления своих желаний, уважают себя и свои чувства несмотря ни на что. Проблема, однако состоит в том, что самореализация в большинстве случаев происходит вопреки, а не вследствие социального контроля, предполагает в той или иной степени противостояние социальным нормам, их игнорирование или пренебрежение ими. Поскольку все это означает борьбу с социумом, то самореализация предполагает большие затраты сил, денег и энергии, а в определенных случаях провоцирует агрессивное самоутверждение. Такого рода "аномальное", часто - агрессивное, самоутверждение тоже, в свою очередь, становится привычным и нормативным. Все, что связано с разрушением вопреки желанию или привычкам большинства, неизбежно несет на себе отпечаток агрессивности.</span></span></span></p> <h3><span><span><span>Уверенность в себе и социальная компетентность</span></span></span></h3> <p><span><span><span>Но так ли уж неизбежно?</span></span></span></p> <p><span><span><span>Напористой ассертивностью и агрессивным самоутверждением (Вольпе, 1969) не исчерпывается весь багаж знаний, накопленный современной психологией. Некоторое противоречие морального порядка, заложенное в самом понятии уверенности в себе, до некоторой степени игнорирующем желания и потребности других людей, начиная от незнакомых официальных лиц и заканчивая самыми близкими людьми, бурно дискутировалась в научной литературе начала 70-х годов. Идентичность понятий "социальная компетентность" и "уверенность в себе" была поставлена под сомнение сначала в общетеоретическом (Циммер, 1978), а затем - и в практическом плане.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Социальная компетентность была определена как особый навык, умение находить компромисс между самореализацией и социальным приспособлением, умением добиваться максимума осуществления собственных желаний, не ущемляя при этом права других на осуществление желаний их собственных.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Уверенность в себе в этом процессе необходима, но не достаточна, поскольку в классическом ее понимании (см. выше) не предусмотрен никакой механизм, помогающий окружению приспособиться к нашим желаниям и помогающий другим захотеть их осуществления. Косвенно предполагается, что если во всех действиях и вербализациях человек ограничивается осведомлением других о своих правах и желаниях, и не допускает при этом никакого давления на партнеров, то это уже само предоставляет партнеру право согласиться или отвергнуть просьбу или требование.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Но как же быть тогда в случае, если партнер, партнеры, социальная среда, стремятся совсем не к тому, что составляет предмет моих желаний? Как быть, если партнер - хам и унижение других - стиль его жизни? Как остаться уверенным в себе, как достичь своего и не потерять самоуважение? Ответ довольно невнятен, но он все же есть. Хамом становятся от недостатка воспитания и от неспособности достичь своих целей другим (сами понимаете, каким) способом. Не обучены.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Довольно долго агрессивность и хамство с одной стороны, и неуверенность и пассивность - с другой пытались представить и анализировать как некоторые полярные качества, неприемлемые с этической, медицинской и экономической точки зрения. Множество раз было доказано, что агрессивность и неуверенность негативно сказываются на здоровье, как физическом, так и социальном, на экономических показателях, на уровне дохода семьи и т.д.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Развитие этой линии исследований привело еще к одному важному результату: неуверенность и агрессивность стали пониматься как две разные формы проявления отсутствия уверенности в себе. Социальная же компетентность - как результат особого стиля уверенного поведения, при котором навыки уверенности (различные в сфере официальных и межличностных отношений) автоматизированы и дают возможность гибко менять стратегию и планы поведения с учетом узкого (особенности социальной ситуации) и широкого (социальные нормы и условия) контекста (Ромек, 1996).</span></span></span></p> <p><span><span><span>Это, второе, понимания соотношения уверенности в себе, агрессивности и социальной компетентности, стало основой решения этической проблемы самоутверждения, так или иначе затрагивающего личные интересы других людей или общественные интересы.</span></span></span></p> <h3><span><span><span>Этика уверенности в себе</span></span></span></h3> <p><span><span><span>Уверенное поведение с точки зрения этики можно рассматривать как наименее затрагивающий интересы других людей способ коммуникаций, создающий возможности неагрессивного и социально компетентного самоутверждения. Попробуем обозначить основные, самые существенные характеристики этого способа поведения.</span></span></span></p> <h4><span><span><span>1) Оптимизм и само-эффективность (Селигман, 1975; Бандура, 1977).</span></span></span></h4> <p><span><span><span>Иными словами эту характеристику человека можно обозначить как чувство уверенности в себе. В двух словах этот комплекс эмоционально-когнитивных характеристик описывается следующим образом: в большинстве моментов времени человек высоко (позитивно) оценивает свои навыки и способности, вероятность осуществления желаний и достижения личных целей. Успехи считаются личной заслугой, недостатки приписываются временному неблагоприятному стечению обстоятельств. Привычные позитивные оценки препятствуют самоуничижению в любых его формах и унижению других людей. Почему так? Очень просто! Трудно выразить в словах то, о чем не думаешь.</span></span></span></p> <h4><span><span><span>2) Открытость.</span></span></span></h4> <p><span><span><span>Все желания, чувства, просьбы, требования и претензии выражаются в открытой форме, от первого лица. Приказы, советы, наставления, обобщенные оценки переформулируются в "Я-высказывания". Такого рода вербализации мало у кого вызывают категорические возражения, препятствуют недопониманию и ложным истолкованиям. На этом пункте сходятся большинство психологов, используя иные синонимичные наименования (конгруэнтность, истинность, самотождественность и т.д.)</span></span></span></p> <h4><span><span><span>3) Спонтанность.</span></span></span></h4> <p><span><span><span>Действия совершаются спонтанно, без долгого обдумывания и откладывания решающего разговора. Возможные недоразумения разрешаются не в результате интриг и скандалов, а в открытом и честном разговоре. Реакция на разное поведение окружающих разная и неотсроченная.</span></span></span></p> <h4><span><span><span>4) Принятие.</span></span></span></h4> <p><span><span><span>Открытые, спонтанные и уместные высказывания и действия других людей (вне зависимости от их "полярности") принимаются всерьез и сопровождаются адекватной внутреннему ощущению реакцией. Более того, поддерживаются именно спонтанные и открытые реакции.</span></span></span></p> <h3><span><span><span>Последняя буква в алфавите</span></span></span></h3> <p><span><span><span>Последняя буква в алфавите. Рисунок Саши Ромек.</span></span></span></p> <p><span><span><span>Этика такого рода уверенного поведения заключается в том, что несомненно отличающиеся друг от друга потребности, мнения и права разных людей выслушиваются, принимаются и сопоставляются с целью поиска наиболее приемлемой для всех формы их удовлетворения, принятия или защиты. Окончательное решение этой задачи во все усложняющемся мире едва ли возможно, но процесс поиска этого решения добавляет всем членам общества социальной компетентности, добавляет оптимизма и веры в себя. В этом я вижу пользу, и этому хочу научить моего ребенка.</span></span></span></p> <h3><span><span><span>Заключение</span></span></span></h3> <p><span><span><span>Маленькую (ростом) девочку учитель, стремясь отметить ее достижения в математике, сажает на первую парту в правом ряду. Парт в школе довольно много, и первая стоит очень близко к доске, так что смотреть на доску приходится под большим углом, вдобавок на доске играют блики солнца. Это, конечно, красиво, но следить за решением задачи девочка не может. Она почти ничего не видит, и делает ошибки, получает плохие оценки, не хочет больше ходить на математику, которая ей раньше нравилась, да и вообще ходить в школу. Она просит маму попросить учительницу пересадить ее ближе к доске. Около недели до этого она боялась сказать о том, что ничего не видит на доске. Боялась сказать об этом учительнице ("А разве это можно?"), не говорила об этом родителям, которые, конечно, были расстроены низкими оценками. Такого рода неприятности со стороны окружающего мира очень часто угрожают нашей уверенности в себе, снижают мотивацию достижения, самооценку, губят инициативу и делают агрессивными. Как же улучшить успехи по математике и не спровоцировать (скрытую или явную) агрессивную реакцию окружения?</span></span></span></p> <p><span><span><span>Очень просто: дать возможность самой справиться с ситуацией, поверить в свои силы, самой добиться улучшения ситуации. Маленькую девочку приходится довольно долго убеждать и подбадривать, прежде чем она на перемене решается подойти к учительнице и сказать следующее: "Мне очень интересно решать задачи, но с моего места я почти ничего не вижу - парта для меня высокая, и солнце отражается на доске. Я хотела бы вернуться на прежнее место - там было лучше видно".</span></span></span></p> <p><span><span><span>После уроков учитель вместе с девочкой перепробовали несколько парт, стараясь найти место, откуда невысокий маленький человек лучше увидит задачи, которые ему предстоит решать. Вечером, листая букварь девочка срисовывает букву, которая ей больше всего понравилась - последнюю букву в алфавите.</span></span></span></p> <h3><span><span><span>Литература:</span></span></span></h3> <p><em><span><span><span>Майерс Д. Социальная психология, С.-П., Питер-Пресс, 1997.</span></span></span></em></p> <p><em><span><span><span>Петровский А.В., Шпалинский В.В. Социальная психология коллектива. М.: Просвещение, 1978.</span></span></span></em></p> <p><em><span><span><span>Ромек В.Г. Понятие уверенности в себе в современной социальной психологии // Психологический вестник Ростовского государственного университета, Выпуск 1, Часть 2, Изд-во РГУ, 1996, с.132-146.</span></span></span></em></p> <p><em><span><span><span>Bandura A. Self-efficacy: toward a unifying theory of behavioral change // Psychological Review.- 1977.- 84.- c.191-215.</span></span></span></em></p> <p><em><span><span><span>Lazarus A.A. On assertive behavior: A brief note \\ Behavior Therapy.- 1973.- 4.- c.697-699.</span></span></span></em></p> <p><em><span><span><span>Lazarus A.A. Multimodale Verhaltenstherapy.- Frankfurt: Fachbuchhandlung fur Psychologie.- 1978.</span></span></span></em></p> <p><em><span><span><span>Salter A. Conditioned reflex therapy.- New York: Capricorn.- 1949.</span></span></span></em></p> <p><em><span><span><span>Seligman M.E.P. Helplessness: On Depression, Development. San Francisco, 1975.</span></span></span></em></p> <p><em><span><span><span>Wolpe J. The practice of behavior therapy.- N.Y.-1969.</span></span></span></em></p> <p><em><span><span><span>Zimmer, D. Die Entwicklung des Begriffes der Selbstsicherheit und sozialen Kompetenz in der Verhaltenstherapie \\ Soziale Kompetenz: Experimentelle Ergebnisse zum Assertiveness-Training-Programm ATP. Band I. Messmittel und Grundlagen. \ Ulrich, R., Ullrich de Muynck, R.(Hrsg.).- Munchen: Verlag J.Pfeiffer.- 1978.</span></span></span></em></p> </div> <div class="field field--name-field-tags field--type-entity-reference field--label-above"> <div class="field__label">Теги</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"><a href="/ru/fulltext" hreflang="ru">Полнотекстовая статья</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/6" hreflang="ru">Уверенность</a></div> </div> </div> <div class="field field--name-field-bookdescript field--type-string field--label-above"> <div class="field__label">bookdescript</div> <div class="field__item">Ромек В.Г. Уверенность в себе: этический аспект // Журнал практического психолога, №9, 1999, с.3-14</div> </div> Fri, 01 Apr 2022 05:11:26 +0000 romek 53 at https://romek.ru Уверенность в себе: этический аспект https://romek.ru/ru/etica <span class="field field--name-title field--type-string field--label-hidden">Уверенность в себе: этический аспект</span> <span class="field field--name-uid field--type-entity-reference field--label-hidden"><span lang="" about="/ru/user/1" typeof="schema:Person" property="schema:name" datatype="">romek</span></span> <span class="field field--name-created field--type-created field--label-hidden">чт, 02/13/2020 - 11:11</span> <div class="field field--name-field-bookcover field--type-image field--label-hidden field__items"> <div class="field__item"> <img src="/sites/default/files/styles/medium/public/2020-02/%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86%D1%8B%20%D0%B8%D0%B7%20%D0%96%D0%9F%D0%9F%20%D0%AD%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0%20%D1%83%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8.jpg?itok=xGivFi0j" width="220" height="310" alt="Этика уверенности в себе" typeof="foaf:Image" class="image-style-medium" /> </div> </div> <div class="clearfix text-formatted field field--name-body field--type-text-with-summary field--label-hidden field__item"><p><em>Ромек, В.Г. Уверенность в себе. Этический аспект // Журнал практического психолога. -1999. -№9. -С.3-14. </em></p> <h3>ВВЕДЕНИЕ </h3> <p>На новогодний утренник в школе, где учится моя дочь, я немного опоздал и застал только кульминацию захватывающего действа, инсце­нированного школьниками. Баба Яга подбросила в школьные завтраки страшную отраву - капсулы «Я». Все ученики начали говорить и ду­мать только о себе, отказывались слушаться завуча, точнее - задавали ужасный вопрос: «А почему я должен это делать?» Ответ: «Потому, что я так сказала», не производил на отравленных «Я» никакого впечатления.</p> <p>В общем - сущий ужас. </p> <p>Положение, понятное дело, спасла добрая волшебница, которая по­тихоньку подсунул&lt;1 детям витамин «Мы», они его проглотили и - жизнь снова стала счастливой и солнечной. «Мы» дружно прокричали: «Елочка, зажгись!», и загорелся огонь любви и единения. Завуч произ­несла слова поздравления. </p> <h3>КРИТЕРИИ СЧЕТА </h3> <p>Ясный и однозначный лейтмотив школьного спектаwя вызывает ряд вопросов, ответы на которые с точки зрения современных теорий уверенности в себе далеко неоднозначны.</p> <p>Добавляет ли уверенности в себе принадлежность к группе, эмоцио­нальная идентификация с целями коллектива (Петровский, 1978)? Или наоборот: уверенность означает противопоставление себя, собственного мнения 􀁛нению других людей, без оглядки на окружающих (Сальтер, 1949)? На основании каких признаков мы должны судить об уверенно­сти в себе? Может быть, действительно, вопреки всем теориям, имен­. но чувство единения и принадлежности к группе помогает избавиться от социального страха, осознать свои права и поверить в себя?</p> <p>Психологами предложено уже немало критериев оценки уверенно­сти в себе: поведенческих, эмоциональных, когнитивных, социально-психологических. Попробуем оценить с точки зрения этих критериев результаты действия отравы с этикеткой «Я». </p> <p>Самыми простыми с точки зрения оценки кажутся особенности по­ведения маленьких актеров. <br /> Уверенностью в себе можно было бы считать, например, владение завершенными схемами поведения (Лазарус, 1973, 1978), или некото­рые его особенности (Сальтер, 1949). Можно было бы попробовать опе­реться на индикаторы социального страха (Вольпе, 1969) или выучен­ной беспомощности (Селигман, 1975). Не было бы большой натяжкой попробовать оценить школьную успеваемость отравленных. Мы нач­нем наш анализ со схем поведения в том порядке, в каком их называет Арнольд Лазарус, поскольку именно здесь можно увидеть наибольшие противоречия научных данных "духу" школьного спектакля. Что же именно, какие особенности поведения Лазарус считает основой уве­ренности в себе и социальной компетентности и в какой мере они соот­ветствуют зафиксированному в школьном сценарии идеалу? </p> <p><em><strong>1. Способность открыто говорить о своих желаниях и требова­ниях.</strong> </em></p> <p>Употребление витамина «Мы» вряд ли будет способствовать откры­тому выражению потребностей, желаний, и, тем более, -требований. Скорее, «вылечившимся» детишкам придется отказываться от личных желаний в пользу мнения и желаний большинства. Трудно вообразить себе такой сплоченный коллектив, в котором бы общие цели макси­мально соответствовали потребностям отдельных его участников (лю­ди все-таки - разные), и в котором бы каждый без лицемерия мог го­ворить: «мы все хотим, требуем одного и того же, а именно: ... » </p> <p><strong><em>2. Способность сказать «Нет».</em></strong></p> <p>И с этим навыком возникают определенные проблемы, очень похо­жие на только что описанные. Единодушное коллективное «Нет» очень труднодостижимо, из-за индивидуальности желаний, целей, ценностей, уровня интеллекта и т.д. </p> <p><em><strong>3. Способность открыто говорить о своих чувствах.</strong></em></p> <p>Ну, этого уж вскормленные на витамине «Мы» не могут никогда и не при каких обстоятельствах. Попробуйте-ка выразить свои собствен­ные чувства открыто, не используя местоимения «Я». </p> <p><em><strong>4. Умение устанавливать, поддерживать и заканчивать разго­вор.</strong></em> </p> <p>Этот навык коллективистам, конечно, удается лучше всего, особенно последний его компонент. Бойкот «чужака» и поддержка «своих» всегда удавались лучше в коллективе единомышленников, руководи­мых вождем на основе простой и близкой массам идеи, так что каждый громко говорил «мы», подразумевая - «он». </p> <p>Отчего же идеи классиков тренинга уверенности так далеки оказа­лись от воспроизведенного десятки раз сценария школьного спектак­ля? Почему «я» было отнесено к отраве, мешающей счастливой школь­ной жизни? Ведь именно «использование местоимения Я» еще один классик уверенности - Андрэ Сальтер -назвал среди шести характе­ристик уверенности в себе, а попытки спрятаться за неопределенными формулировками («все ученики нашего класса хотят ... », «правитель­ство работает», «мы боремся с преступностью») считал проявлением слабости и неуверенности в своих силах. Неужели Россия - настолько особенная страна, что даже классику психологии уверенности нужно переписывать в специальной «русской» версии? </p> <h3>«Я» - ПОСЛЕДНЯЯ БУКВА В АЛФАВИТЕ </h3> <p>Особое отношение к проявлениям индивидуальности в России, ко­нечно, имеет многочисленные культурные и социально-политические предпосылки. Конечно же, общественные цели и коллективная ответ­ственность за результаты действий всегда ценились выше личных це­лей и личной ответственности. Местоимение «Я» в этом смысле -дос­таточно неудобная форма выражения того, что ценится выше - после «я» приходится постоянно добавлять «от лица нашей организации», «я, как и весь народ России, как и все люди моего города, как и все про­грессивное человечество». Так ведь удобно, выгодно, социально одоб­ряемо, нормативно. </p> <p>Но, к сожалению, ложно и малопродуктивно. Люди, множество «я», учащихся в школьном классе, живущих в моем городе и составляющих прогрессивное человечество, все же - разные люди, с разными «я», с разной мотивацией и с разной степенью согласия с принятым в качест­ве нормативного мнением. </p> <p>Более того, именно мнение меньшинства, а в решающие моменты истории - и отдельных лиц, которое даже лексически трудно выра­зить в безличной форме или от третьего лица ( «есть мнение», «некото­рые полагают»), часто оказывает решающее влияние на принятие наи­более творческих и продуктивных решений. Не вследствие ли этого уверенность в себе считают одним из главных качеств, заставляющих серое большинство считаться с неординарными решениями и идеями (Майерc, 1997, 391-392)? </p> <h3>НАГЛОСТЬ - ВТОРОЕ СЧАСТЬЕ</h3> <p>Но не случится ли так, что преувеличение значения личных мне­ний, сомнений, желаний и ценностей приведет к санкциям со стороны социального окружения. Иными словами: хорошо ли это - в явной и открытой форме говорить о своих желаниях, мнениях и чувствах? Не получается ли так, что человек уверенный в себе - это человек пере­оценивающий свои возможности и не умеющий сдерживать свои эмо­ции? Не будет ли от этого какого худа? </p> <p>Именно так и получается. А вот худа не буlет. Действительно, уве­ренность в себе - это переоценка позитивных сторон своих навыков, способностей, переоценка шансов, которые нам предоставляет окру­жающий нас MИP (Ромек, 1996). Но: - парадокс: именно эта неадекват­но позитивная оценка позволяет ее обладателю браться за многое и мно­гого достигать в тот момент, когда неуверенный постоянно сомневает­ся и не может принять решение. </p> <p>Оrносительно невоздержанности в выражении эмоций я тоже дол­жен ответить «да» - уверенный в себе человек часто выражает эмо­ции, до которых другим и дела нет. Но именно это помогает стать ду­шой компании, заводить новых друзей, спасает от одиночества и т.д. По этому поводу мне вспоминается рекомендация, которую давал Анд­рэ Сальтер своим клиентам: "Не будь чувствительным, будь - эмо­циональным". А вот какова связь между уверенностью и социальной компетентностью - это отдельный вопрос ... </p> <h3>САМОУВЕРЕННОСТЬ И САМОУВАЖЕНИЕ </h3> <p>Конечно, всегда остается опасность переборщить. Не производит хорошего впечатления человек, за самоуверенными высказываниями и претензиями (на власть, внимание, на должность) которого ничего не стоит - никакой самобытности, никаких знаний, никакого опыта. Это - тот случай, который однозначно осуждается в большинстве культур, за исключением, может быть, лишь крайне индивидуалистичных. И именно этого следовало бы опасаться - чрезмерной переоценки сво­его потенциала. В спектакле же, как кажется, нечто другое - полный отказ и запрет позитивной самопрезентации. Ответ «Я на вопрос: "Кто это все натворил?" - предполагается только в случае, если сотворено нечто ужасное. Контроль и такого рода самопрезентация закономерно провоцируют эмоции, которые положительными никак назвать нельзя, а именно: чувства стыда, страха и вины.</p> <p>Жесткий контроль позитив­ных "Я-высказываний" таким образом, закономерно препятствует чув­ствам гордости, смелости, инициативе, и, в конечном счете, - разру­шает самоуважение. В отсутствии внутренней основы самоуважения детям приходится искать для него внешнюю основу: дорогая одежда, пейджер на боку - не самые неприятные следствия этого. Унижение одноклассников, агрессивные действия, нецензурная брань и асоциаль­ное поведение - следствия в значительно большей степени опасные во всех отношениях. </p> <p>Можно ли рассматривать агрессивный стандарт самоутверждения в качестве следствия социальной инrибиции стандартов уверенного са­моутверждения? С точки зрения сегодняшнего уровня знаний об уве­ренности в себе - именно так оно и есть. Теоретические соображения относительно того, что агрессивность часто провоцируется неверием или неспособностью достичь своих целей в уверенной манере, подкре­пляются практикой тренинга уверенности в себе. В ситуации, когда са­моутверждение (отстаивание своих прав, например) становится неиз­бежным, многие ведут себя агрессивно не "по убеждению", а лишь по­ тому, что других способов самоутверждения просто не знают, не нау­чены им. </p> <p>Самоутверждение за счет пугающей внешности, унижения или за­пугивания других, подчеркивания собственного социального статуса, происходит повсеместно не "по убеждению", а от неспособности к иным формам самоутверждения. Люди, которые им не обучены сами и других научить этому не могут, увеличивая катастрофическим образом долю агрессивности в обществе. </p> <p>Неужели нельзя добиться самоуважения, не унижая при этом дру­гих? Неужели не придуманы еще способы уважать себя, не разрушая при этом самоуважения других? Конечно, можно, конечно, придума­ны. Вот только - не научены, и потому других научить не можем. Са­ма среда, сам социум и принятые в нем нормы «не настроены)) на уве­ренность в себе и самоутверждение. Помимо примера, приведенного в начале статьи, здесь можно указать еще множество фактов, подтвер­ждающих это: репрессивный характер всех правил и установлений, ча­ще всего не предусматривающих системы поощрений, шаткость зако­нодательной базы, никак не обеспечивающей защиту личных прав, недостаточность личной подписи человека (необходимость удостовере­ния ее печатью организации), слабая система защиты интеллектуаль­ной собственности и собственности вообще, пренебрежение личной собственностью и т.д. и т.п. </p> <p>Можно ли в этих условиях удивляться, что уверенность в себе не вписывается в современную систему ценностей школы, где учиться моя дочь, в систему социализации моей страны, понимается почти как пол­ный аналог самоуверенности, наглости и хамства? </p> <h3>СЕБЯЛЮБИЕ И АГРЕССИВНОСТЬ </h3> <p>Конечно, не все так печально, и многие все же находят пути и спо­собы самоутверждения, добиваются так или иначе осуществления сво­их желаний, уважают себя и свои чувства несмотря ни на что. Пробле­ма, однако, состоит в том, что самореализация в большинстве случаев происходит вопреки, а не вследствие социального контроля, предпола­гает в той или иной степени противостояние социальным нормам, их иг­норирование или пренебрежение ими. Поскольку все это означает борь­бу с социумом, то самореализация предполагает большие затраты сил, денег и энергии, а в определенных случаях провоцирует агрессивное са­моутверждение. Такого рода «аномальное», часто - агрессивное, само­утверждение тоже, в свою очередь, становится привычным и норматив­ным. Все, что связано с разрушением вопреки желанию или привычкам большинства, неизбежно несет на себе отпечаток агрессивности. </p> <h3>УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ И СОЦИАЛЬНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ</h3> <p>Но так ли уж неизбежно?</p> <p>Напористой ассертивностью и агрессивным самоутверждением (Вольпе, 1969) не исчерпывается весь багаж знаний, накопленный со­временной психологией. Некоторое противоречие морального поряд­ка, заложенное в самом понятии уверенности в себе, до некоторой сте­пени игнорирующем желания и потребности других людей, начиная от незнакомых официальных лиц и заканчивая самьiми близкими людь­ми, бурно дискутировалась в научной литературе начала 70-х годов.</p> <p>Идентичность понятий «социальная компетентность» и «уверенность в себе» была поставлена под сомнение сначала в общетеоретическом (Циммер, 1978), а затем - и в практическом плане. </p> <p>Социальная компетентность была определена как особый навык, умение находить компромисс между самореализацией и социальным приспособлением, умением добиваться максимума осуществления соб­ственных желаний, не ущемляя при этом права других на осуществление желаний их собственных.</p> <p>Уверенность в себе в этом процессе необходима, но не достаточна, поскольку в классическом ее понимании (см. выше) не предусмотрен никакой механизм, помогающий окружению приспособиться к нашим желаниям и помогающий другим захотеть их осуществления. Косвен­но предполаrается, что если во всех действиях и вербализациях чело­век ограничивается осведомлением других о своих правах и желаниях, и не допускает при этом никакого давления на партнеров, то это уже само предоставляет партнеру право согласиться или отвергнуть просьбу или требование. </p> <p>Но как же быть тогда в случае, если партнер, партнеры, социальная среда, стремятся совсем нe к тому, что составляет предмет моих жела­ний? Как быть, если партнер - хам и унижение других - стиль его жизни? Как остаться уверенным в себе, как достичь своего и не потерять самоуважение?</p> <p>Ответ довольно невнятен, но он все же есть. Хамом становятся от недостатка воспитания и от неспособности достичь своих целей дру­гим (сами понимаете, каким) способом. Не обучены.</p> <p>Довольно долго агрессивность и хамство, с одной стороны, и не­уверенность и пассивность, с другой, пытались представить и анали­зироваtь как некоторые полярные качества, неприемлемые с этической,  медицинской и экономической точки зрения. Множество раз было до­казано. что агрессивность и неуверенность негативно сказываются на здоровье, как физическом, так и социальном, на экономических показателях, на уровне дохода семьи и т.д.</p> <p>Развитие этой линии исследований привело еще к одному важному результату: неуверенность и агрессивность стали пониматься как две разные формы проявления отсутствия уверенности в себе. Социальная же компетентность - как результат особого стиля уверенного поведения, при котором навыки уверенности (различные в сфере официаль­ных и межличностных отношений) автоматизированы и дают возмож­ность гибко менять стратегию и планы поведения с учетом узкого (осо­бенности социальной ситуации) и широкого (социальные нормы и условия) контекста (Ромек, 1996).</p> <p>Это второе понимание соотношения уверенности в себе, агрессивности и социальной компетентности, стало основой решения этической проблемы самоутверждения, так или иначе затраrивающего личные интересы других людей или общественные интересы (см. Рис.1). </p> <p> </p> <p><img alt="" data-entity-type="file" data-entity-uuid="7d0a97ce-98ca-48b9-95b0-1aec7e820bf8" height="203" src="/sites/default/files/%D1%83%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C%20-%20%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C.jpg" width="400" /></p> <p><em><strong>Рисунок 1.</strong> Две модели взаимосвязи увереyности в себе и агрессивности </em></p> <h3>ЭТИКА УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ</h3> <p>Уверенное поведение с точки зрения этики можно рассматривать как наименее заnрагивающий интересы других людей способ комму­никаций, создающий возможности неагрессивного и социально компе­тентного самоутверждеюtя. Попробуем обобщить основные, самые существенные характеристики этого способа поведения. </p> <h4>1) Оптимизм и само-эффективность (Селигман, 1975, Бандура, 1977). </h4> <p>Иными словами эту характеристику человека можно обозначить как чувство уверенности в себе. В двух словах это комnлекс эмоционально-когнитивных характеристик описывается следующим образом: в большинстве моментов времени человек высоко (позитивно) оценива­ет свои навыки и сnособности, вероятность осуществления желаний и достижения личных целей. Успехи считаются личной заслугой, недостатки приписываются временному неблагоприятному стечению обстоя­тельств: Привычные позитивные оценки препятствуют самоуничижению в любых его формах и унижению других людей.</p> <p>Почему так? Очень просто! Трудно выразить в словах то, о чем не думаешь. </p> <h4>2) Открытость.</h4> <p>Все желания, чувства, просьбы, требования и претензии выражаются в открытой форме, от первого лица. Приказы, советы, наставле­ния, обобщенные оценки переформулируются в «Я-высказывания». Та­кого рода вербализации мало у кого вызывают категорические возра­жения, препятствуют недопониманию и ложным истолкованиям. На этом пункте сходятся большинство психологов, используя иные сино­нимичные наименования (конгруэнтность, истинность, само-тождест­венность и т.д.) </p> <h4>3) Спонтанность.</h4> <p>Действия совершаются спонтанно, без долгого обдумывания и от­кладывания решающего разговора. Возможные недоразумения разре­шаются не в результате интриг и скандалов, а в открытом и честном разговоре. Реакция на разное поведение окружающих разная и не от­сроченная. </p> <h4>4) Принятие.</h4> <p>Открытые, спонтанные и уместные высказывания и действия дру­гих людей (вне зависимости от их «полярности») принимаются всерь­ез и сопровождаются адекватной внутреннему ощущению реакцией. Более того, поддерживаются именно спонтанные и открытые реакции . Этика такого рода уверенного поведения заключается в том, что, несомненно, отличающиеся друг от друга потребности, мнения и пра­ва разных людей выслушиваются, принимаются и сопоставляются с целью поиска наиболее приемлемой для всех формы их удовлетворения, принятия или защиты. <br /> Окончательное решение этой задачи во все усложняющемся мире едва ли возможно, но процесс поиска этого решения добавляет всем членам общества социальной компетентности, добавляет оптимизма и веры в себя. В этом я вижу пользу, и этому хочу научить моего ребенка. </p> <h3>ЗАКЛЮЧЕНИЕ </h3> <p>Маленькую (ростом) девочку учитель, стремясь отметить ее дости­жения в математике, сажает на первую парту в правом ряду. Парт в школе довольно много, и первая стоит очень близко к доске, так что смотреть на доску приходится под большим углом, вдобавок на доске играют блики солнца.</p> <p>Это, конечно, красиво, но следить за решением задачи девочка не может. Она почти ничего не видит, делает ошибки, получает плохие оценки, не хочет больше ходить на математику, кото­рая ей раньше нравилась, да и вообще ходить в школу. Она просит маму попросить учительницу пересадить ее ближе к доске. Около недели до этого она боялась сказать о том, что ничего не видит на доске. Боялась сказать об этом учительнице ( «А разве это можно?))), не говорила об этом родителям, которые, конечно, были расстроены низкими оцен­ками. Такого рода неприятности со стороны окружающего мира очень часто угрожают нашей увереннос'rи в себе, снижают мотивацию дос­тижения, самооценку, губят инициативу и делают агрессивными. Как же улучшить успехи по математике и не спровоцировать ( скрытую или явную) агрессивную реакцию окружения? </p> <p>Очень просто: дать возможность самой справиться с ситуацией, по­верить в свои силы, самой добиться улучшения ситуации. Маленькую девочку приходится довольно долго убеждать и подбадривать, прежде чем она на перемене решается подойти к учительнице и сказать сле­дующее: «Мне очень интересно решать задачи, но с моего места я поч­ти ничего не вижу - парта для меня высокая, и солнце отражается на доске. Я хотела бы вернуться на прежнее место - там было лучше видно.</p> <p>После уроков учитель вместе с девочкой перепробовали несколько парт, стараясь найти место, откуда невысокий маленький человек луч­ше увидит задачи, которые ему предстоит решать.</p> <p>Вечером, листая букварь, девочка срисовывает букву, которая ей больше всего понравилась - последнюю букву в алфавите.</p> <h3><img alt="" data-entity-type="file" data-entity-uuid="2257abed-d423-45a0-86ba-d9f5ba449e5a" height="336" src="/sites/default/files/%D1%8F.jpg" width="400" /></h3> <h3>ЛИТЕРАТУРА</h3> <p>1.  Майерс Д. Социальная психология. С.-Пб.: Питер-Пресс, 1997.<br /> 2.  Петровский А.В., Шпалинский В.В. Социальная психология коллектива. М.: Просвещение, 1978. <br /> 3.  Ромек В.Г. Понятие уверенность в себе в современной социаль­ной психологии// Психологический вестник Ростовского государствен­ного университета, Выпуск 1, Часть 2, Изд-во РГУ, 1996, с.132-146. <br /> 4. Bandura А. Self-efficacy: Toward а unifying theory of behavioral change // Psychological Review. -1977. -84. - C.191-215.<br /> 5. Lazarus А.А. Оп assertive behavior: А brief note // Behavior Тherapy. -. 1973. - 4. - P. 697-699.<br /> 6. Lazarus А.А. Multimodale Verhalrenstherapy. - Frankfurt: Fachbuchhandlung fur Psychologie. -1978. <br /> 7. Salter А. · Conditioned reflex · · therapy. · -New York. : · Capricorn. - 1949.<br /> 8. Seligman М.Е.Р. Helplessness: Оп Depression, Development. San Francisco, 1975. <br /> 9. Wolpe J. The practice of behavior therapy. - NY. -1969.<br /> 10. Zimmer D. Die Entwicklung des Begriffes der Selbstsicherheit und sozialen Kompetenz in der Verhaltenstherapie // Soziale Kompetenz: xper1mentelle Ergebntsse. zum Assertiveness-Training-Programm АТР. Band 1. Messmtttel . und Grundlagen. / Ulrich,. R., Ullrich de Muynck, R. (Hrsg.). - Muenchen: Verlag J.Pfeiffer. - 1978. </p> </div> <div class="field field--name-field-bookfile field--type-file field--label-above"> <div class="field__label">Загрузить файл</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"> <span class="file file--mime-application-pdf file--application-pdf"> <a href="https://romek.ru/sites/default/files/2020-02/%D0%96%D0%9F%D0%9F%20%D0%AD%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0%20%D1%83%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8.pdf" type="application/pdf; length=16114116" title="ЖПП Этика уверенности.pdf">Ромек, В.Г. Уверенность в себе. Этический аспект</a></span> </div> </div> </div> <div class="field field--name-field-tags field--type-entity-reference field--label-above"> <div class="field__label">Теги</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"><a href="/ru/tesis" hreflang="ru">Статья</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/6" hreflang="ru">Уверенность</a></div> </div> </div> <div class="field field--name-field-god field--type-integer field--label-above"> <div class="field__label">Год публикации</div> <div class="field__item">1999</div> </div> Thu, 13 Feb 2020 08:11:17 +0000 romek 27 at https://romek.ru Тест уверенности в себе https://romek.ru/ru/testuve <span class="field field--name-title field--type-string field--label-hidden">Тест уверенности в себе</span> <span class="field field--name-uid field--type-entity-reference field--label-hidden"><span lang="" about="/ru/user/1" typeof="schema:Person" property="schema:name" datatype="">romek</span></span> <span class="field field--name-created field--type-created field--label-hidden">вт, 02/11/2020 - 11:20</span> <div class="field field--name-field-bookcover field--type-image field--label-hidden field__items"> <div class="field__item"> <img src="/sites/default/files/styles/medium/public/2020-02/%D1%82%D0%B5%D1%81%D1%82%20%D1%83%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%20%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D0%B3%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0.jpg?itok=H1D4pui2" width="220" height="310" alt="Тест уверенности в себе" typeof="foaf:Image" class="image-style-medium" /> </div> </div> <div class="clearfix text-formatted field field--name-body field--type-text-with-summary field--label-hidden field__item"><p>Ромек В. Г. Тест уверенности в себе // Психологическая диагностика. 2008. № 1. С. 59-82.</p></div> <div class="field field--name-field-abstract field--type-string-long field--label-hidden field__item">В статье представлены результаты разработки, нормирования, оценки надежности и валидности теста уверенности в себе. На основе анализа существующих в мировой психологии тестов уверенности автор отобрал из них отдельные утверждения, сохраняющие тесные взаимосвязи на выборках из разных стран. Методом факторного анализа из экспериментальной формы были выделены три шкалы, нормированные на выборке в 10 959 человек. Тест рекомендуется автором к использованию в исследовательской и психотерапевтической практике.<br /> <br /> </div> <div class="field field--name-field-bookfile field--type-file field--label-above"> <div class="field__label">Загрузить файл</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"> <span class="file file--mime-application-pdf file--application-pdf"> <a href="https://romek.ru/sites/default/files/2020-03/%D0%A2%D0%B5%D1%81%D1%82%20%D1%83%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%20%D0%9F%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%BB.%20%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D0%B3%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0%202008%20-%201.pdf" type="application/pdf; length=22630761" title="Тест уверенности Психол. диагностика 2008 - 1.pdf">Тест уверенности в себе</a></span> </div> </div> </div> <div class="field field--name-field-tags field--type-entity-reference field--label-above"> <div class="field__label">Теги</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"><a href="/ru/test" hreflang="ru">Тест</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/6" hreflang="ru">Уверенность</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/11" hreflang="ru">Диагностика</a></div> </div> </div> <div class="field field--name-field-god field--type-integer field--label-above"> <div class="field__label">Год публикации</div> <div class="field__item">2008</div> </div> Tue, 11 Feb 2020 08:20:48 +0000 romek 13 at https://romek.ru Уверенность в себе как социально-психологическая характеристика личности https://romek.ru/ru/node/12 <span class="field field--name-title field--type-string field--label-hidden">Уверенность в себе как социально-психологическая характеристика личности</span> <span class="field field--name-uid field--type-entity-reference field--label-hidden"><span lang="" about="/ru/user/1" typeof="schema:Person" property="schema:name" datatype="">romek</span></span> <span class="field field--name-created field--type-created field--label-hidden">вт, 02/11/2020 - 09:23</span> <div class="field field--name-field-bookcover field--type-image field--label-hidden field__items"> <div class="field__item"> <img src="/sites/default/files/styles/medium/public/2020-02/%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B5%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%20%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%BA.jpg?itok=9D1y0Ohl" width="220" height="310" alt="Уверенность в себе как социально-психологическая характеристика личности" typeof="foaf:Image" class="image-style-medium" /> </div> </div> <div class="clearfix text-formatted field field--name-body field--type-text-with-summary field--label-hidden field__item"><p>Ромек, В. Г. Уверенность в себе как социально-психологическая характеристика личности: автореф. дис … канд. психол. наук: 19.00.05 - Ростов н/Д., 1997. - 23 с.</p></div> <div class="field field--name-field-bookfile field--type-file field--label-above"> <div class="field__label">Загрузить файл</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"> <span class="file file--mime-application-pdf file--application-pdf"> <a href="https://romek.ru/sites/default/files/2020-02/%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B5%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%20%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%BA.pdf" type="application/pdf; length=11851587" title="автореферат Ромек.pdf">Ромек, В. Г. Уверенность в себе как социально-психологическая характеристика личности: автореф. дис … канд. психол. наук: 19.00.</a></span> </div> </div> </div> <div class="field field--name-field-tags field--type-entity-reference field--label-above"> <div class="field__label">Теги</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/6" hreflang="ru">Уверенность</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/disser" hreflang="ru">Диссертация</a></div> </div> </div> <div class="field field--name-field-god field--type-integer field--label-above"> <div class="field__label">Год публикации</div> <div class="field__item">1997</div> </div> Tue, 11 Feb 2020 06:23:25 +0000 romek 12 at https://romek.ru Проблема диагностики уверенности в зарубежной психологии (методом стандартизированного наблюдения) (1997). Полный текст. https://romek.ru/ru/psyvestnik_1 <span class="field field--name-title field--type-string field--label-hidden">Проблема диагностики уверенности в зарубежной психологии (методом стандартизированного наблюдения) (1997). Полный текст.</span> <span class="field field--name-uid field--type-entity-reference field--label-hidden"><span lang="" about="/ru/user/1" typeof="schema:Person" property="schema:name" datatype="">romek</span></span> <span class="field field--name-created field--type-created field--label-hidden">пт, 02/07/2020 - 08:28</span> <div class="field field--name-field-bookcover field--type-image field--label-hidden field__items"> <div class="field__item"> <img src="/sites/default/files/styles/medium/public/2020-02/%D0%9F%D1%81%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%202.jpg?itok=p7T5_JIX" width="220" height="310" alt="Проблема диагностики уверенности в зарубежной психологии (методом стандартизированного наблюдения)" typeof="foaf:Image" class="image-style-medium" /> </div> </div> <div class="clearfix text-formatted field field--name-body field--type-text-with-summary field--label-hidden field__item"><blockquote> <p><em>Ромек В.Г. Проблема диагностики уверенности в зарубежной психологии (методом стандартизированного наблюдения) //Психологический вестник Ростовского государственного университета. 1997. - Т. 2. 2. - С. 419-434.</em></p> </blockquote> <p>Многочисленные исследования уверенности в себе не привели на сегодняшний день к ясности понимания феномена и не дали на­дежных средств ее измерения. Трудности с определением уверен­ности возникли по нескольким причинам. Во-первых, феномен уве­ренности, вероятно, включает в себя некоторое множество призна­ков, которые сами не определены однозначно и проявляются, как и большинство мыслей и чувств человека, лишь опосредованно - через комплекс внешних, поведенческих признаков. Именно к этим, вне­шним поведенческим признакам и было в основном приковано вни­мание психологов в 70-е годы, когда появились первые тесты для измерения уверенности. Во-вторых, само теоретическое понимание концепта "уверенность" было подвержено сильному влиянию обы­денного ее понимания как определенного стиля поведения, прояв­ляющегося во вполне конкретных и измеряемых признаках. Опреде­ленную роль в нежелании заниматься разработкой концепта изме­ряемого признака сыграли также психотерапевтически ориентиро­ванные теории уверенности. Симптоматически ориентированные ин­струменты, созданные в рамках этих теорий должны были отсеивать пациентов с экстремальными показателями неуверенности и оцени­вать прогресс терапии. Так определяемая "зона надежности" тестов неизбежно снижала требования к их конструктивной и содержатель­ной валидности (24, с.10-11 ).</p> <p>Предысторию разработки измерительных процедур для оценки уверенности составили теории А. Сальтера (34), объяснявшего уве­ренность преобладанием процессов возбуждения над процессами торможения, Дж. Вольпе (40), объяснявшего неуверенность влияни­ем социального страха и А. Лазаруса (22;23), видевшего ее причины в "дефиците поведения", невыучивании необходимых навыков уверен­ного поведения.</p> <p>Опираясь на эти теории (часто противоречивые и нестрогие), "пи­онеры" исследования уверенности попытались обнаружить некото­рые проявления внешнего поведения, которые были бы типичны для (не)уверенных в себе людей и на основе этих поведенческих прояв­лений создать диагностические инструменты. Практически весь спектр методов психологии нашел здесь себе применение. В настоящей ста­тье мы в систематизированном виде представляем существующие на сегодняшний день методы диагностики уверенности в себе методом стандартизированного наблюдения. </p> <h3>I. Стандартизированное наблюдение.</h3> <p>Наблюдение в качестве измерительной процедуры нашло широ­кое применение у психологов, занимавшихся проблемами уверенно­сти. Сам подход очень хорошо соответствовал существовавшей в 70-е годы вере в то, что фиксация внешних проявлений уверенности может многое дать пониманию уверенности как таковой. Действитель­но, правильно организованное наблюдение казалось идеальным методом для доказывания тезиса "Уверенность - это особые формы поведения и ничего больше". Самым важным психологам представ­лялось разработать способы фиксации поведенческих проявлений уверенности в себе. </p> <p>Проблемы, как казалось, могли возникнуть только методическо­го, так сказать, плана и для решения этих проблем было предложено довольно много способов, разработаны десятки тестов стандартизи­рованного наблюдения за поведением. Эти тесты можно подразделить на три группы: </p> <ul><li>наблюдение в естественных ситуациях; </li> <li>создание "естественных" ситуаций в лабораторных условиях (ла­бораторный эксперимент); </li> <li>наблюдение за поведением в ролевых играх (тесты ролевых игр).</li> </ul><h3>II. Наблюдение в естественных условиях.</h3> <p>Суть наблюдения в естественных ситуациях состояла в том, что поведение испытуемых оценивалось экспертами непосредственно в повседневных ситуациях и испытуемые не должны были подозревать о том, что за ними кто-либо наблюдает и что их поведение оце­нивается. При этом неизбежно возникали этические (а иногда - и юридические) проблемы, связанные с несанкционированным испы­туемыми вмешательством в их частную жизнь. </p> <p>Ф. Хедквист и Б. Вайнхолд (18) попытались обойти указанные этические барьеры, предлагая испытуемым вести дневник их коммуника­ций - своего рода "жизнеописание". Испытуемые должны были запи­сывать дату, время, место и имя партнера, относительно которых раз­ворачивалось уверенное поведение, и затем оценивать свою уверен­ность в этих ситуациях. Истинность записей проверялась затем мето­дом случайного выбора. Хотя почти всегда записи оказывались истин­ными, осталась нерешенной проблема оценки уверенности поведе­ния. Исследования Д. Бегельмана и М. Херсена (2) и М. Херсена (20) показали, что самооценки уверенности, полученные в организован­ном таким образом наблюдении, часто не соответствовали реальному поведению (хотя нужно отметить, что самооценки поведения вообще редко совпадают с реальным положением вещей). </p> <p>Необходимо было тем или иным способом объективировать, стан­дартизировать оценки уверенности поведения. В качестве "критерия счета" могли бы быть, скажем, те или иные действия испытуемых в более или менее стандартизированных ситуациях. </p> <p>Такой способ оценки уверенности поведения вне лаборатории был предложен Р. Мак-Фаллом и А. Марстоном (26). Испытуемому звонил помощник исследователя и пытался убедить его оформить достаточно дорогую подписку на газету, просил завербовать новых добровольцев для исследования или помочь ему подготовиться к эк­замену (От двух последних предложений в Америке принято отказываться или требовать оплаты). По магнитофонной записи оценивалась общая продолжи­тельность разговора; длительность первого отказа; интенсивность отказов; вербальная активность; социальная ловкость; окончатель­ный отказ или согласие. </p> <p>Однако, такой подход не позволял контролировать достаточно большое число внутренних и внешних переменных, например, нахо­дится ли испытуемый один в помещении, куда ему звонят, или же там присутствуют и другие люди; насколько субъективно велика для испы­туемого цена абонемента; есть ли у него реальные возможности при­влекать новых добровольцев и т.д. </p> <p>Р. Мак-Фалл и К. Твентиманн (27) немножко изменили процеду­ру. Звонил в их тесте товарищ по учебе, тема разговора состояла в просьбе помочь при подготовке к экзамену, с каждым новым отказом настойчивость просьбы увеличивалась. Фиксировался пункт, на кото­ром испытуемый соглашался помочь.</p> <p>Попытки применить этот "телефонный" тест для исследования эффектов терапии неуверенности выявили некоторые существенные недостатки (19; 36). </p> <p>При использовании этого теста в рамках терапии многие испыту­емые догадывались, что он имеет к ней отношение. <br /> Тест оценивал навыки отказа в очень специфической ситуации. Эти данные лишь условно могли быть отнесены ко всему спектру уве­ренного поведения. </p> <p>Оставались вне контроля некоторые невербальные аспекты ре­ального взаимодействия - в непосредственном разговоре поведение могло выглядеть иначе. </p> <p>Могли иметь место неконтролируемые влияния - например, при­сутствие других людей. </p> <h3>III. Лабораторное наблюдение</h3> <p>Конечно, в условиях психологической лаборатории возникало больше возможностей для контроля случайных помех: поведение испытуемого тем или иным стандартным способом провоцирова­лось и оценивалось, условия проведения эксперимента также оста­вались стандартными. В целях фиксации реакций испытуемого ис­пользовался весь спектр "психологических" приспособлений - зерка­ла односторонней прозрачности, магнитная и видеозапись, бланки наблюдений, что также повышало надежность оценок. </p> <p>П. Фридман (14) разработал тест, в котором сотрудник экспери­ментатора мешал испытуемому при выполнении сложной задачи. В течение 8 минут он производил мешающие или раздражающие дей­ствия нарастающей силы (громко говорил, включал радио, задевал испытуемого). Поведение испытуемого скрыто записывалось на ви­деомагнитофон и потом оценивалось по 15 вербальным и 14 невер­бальным категориям. Затем подсчитывалась общая оценка уверен­ности. Совокупность отдельных поведенческих оценок давала доволь­но надежный показатель уверенности, однако, применительно к дос­таточно узкой сфере социального взаимодействия - протесту против помех в работе. </p> <p>Устранить этот недостаток попытались другие исследователи, расширив количество провоцирующих уверенность ситуаций. <br /> Б. Вейнман и др. (39) разработали поведенческую шкалу крити­ческих ситуаций (Beha\iior in Critical Situation Scale) для оценки эф­фективности тренинга уверенности с больными шизофренией. Оце­нивалось поведение в четырех классах поведения: установление кон­такта, поведение в ситуации неуспеха, поведение при расхождении мнений и поведение в ситуациях, ставящих в затруднительное поло­жение. Ситуация неуспеха, например, провоцировалась критикой испытуемого за то, что он не решил задачу (которую решить вообще было невозможно). Трудная ситуация провоцировалась тем, что за участие в эксперименте испытуемый получал меньшее вознаграж­дение, чем ему было обещано. Поведение оценивалось четырьмя независимыми наблюдателями (наблюдение через стекло односто­ронней прозрачности), их оценки усреднялись. <br /> Д.Гринвальд (16) скрыто записывал на магнитофон трехминут­ный разговор между испытуемым и специально. подготовленным ас­систентом, действующим в соответствии с инструкциями. Видеозапись анализировалась по следующим критериям: а) общие оценки: соци­альная ловкость, социальный страх, привлекательность; б) оценки социальной ловкости: время беседы, отношение времени речи испы­туемого к общему времени беседы, процент инициативных обраще­ний (кто первый начинает говорить после 5 минут молчания), число подкрепляющих вербальных реакций, кивков головы; в) оценки соци­ального страха: латентное время вербальных реакций и отсутствие контакта глаз. </p> <p>Н. Минкин и др. (28) просто предлагал двум испытуемым погово­рить на любую тему и записывал их разговор на видеопленку. Четы­рехминутный разговор позже оценивался по числу вопросов, време­ни речи и количеству позитивных обратных связей. </p> <p>Идея оценки уверенности в себе по внешним проявлениям в до­статочно естественных ситуациях взаимодействия, заложенная в ос­нове представленных подходов, не вызывает особых возражений. Однако, способ фиксации и оценки уверенности отражает лишь дос­тигнутый к началу 70-х годов уровень научного знания по данной про­блеме. В качестве показателя уверенности использовались обобщен­ные оценки типа "уверенный-неуверенный", "тревожный-спокойный" (на основе обыденного понимания этих качеств), либо внешние при­знаки поведения, обычно используемые для оценки несколько иных качеств (например, латентное время вербальных реакций). Отобран­ные для тестирования сферы (социальные ситуации) проявления уверенности свидетельствуют о том, что уверенность понимается и оценивается исключительно как самоутверждение относительно бо­лее или менее агрессивного партнера (14; 39). Критерии оценки прак­тически во всех тестах были довольно произвольными и не нормиро­ванными. Сами ситуации взаимодействия часто содержали большое число неконтролируемых переменных. </p> <p>Попытки преодолеть последним названное препятствие приве­ли к созданию тестов ролевой игры, которые, с одной стороны, сдела­ли шаг вперед в стандартизации ситуации исследования, с другой же, перенесли оцениваемое поведение в еще более искусственное про­странство. </p> <h3>IV. Тесты ролевой игры.</h3> <p>В тестах ролевой игры испытуемым представлялась определен­ная ситуация. Затем ассистент произносил ключевые фразы, на ко­торые испытуемый должен был отвечать. Реакции испытуемого за­писывались на видеопленку и затем оценивались. Прототип этого подхода был разработан Р. Мак-Фалл и А. Марстон (26) и был назван поведенческим тестом ролевой игры. <br /> В этом тесте испытуемые должны были реагировать на описа­ния межличностных ситуаций, предлагаемых в магнитофонной за­писи. Их вербальные реакции записывались на магнитную пленку, каждая ситуация требовала от испытуемого уверенного поведения. Независимые наблюдатели давали затем глобальную оценку уверен­ности. Латентное время реакций должно было служить дополнитель­ным показателем уверенности. </p> <p>Схожий подход с оценкой только глобальной уверенности исполь­зовал С. Ратус (31; 32). </p> <p>Р.  Эйслер и др. (12) предложили 30 пациентам психиатрической клиники (мужчинам) принять участие в поведенческом тесте. Их реак­ции оценивались по поведенческим признакам и "общей увереннос­ти". Поведенческий тест состоял в целом из 14 сцен. Сначала предъявлялось описание ситуации, например: </p> <p>"Вы пришли с работы и хотите почитать газету. Однако, Вы обна­руживаете, что в очень важной статье отсутствует кусок, который вы­резан вместе с рецептом пирога, бывшего на обороте страницы ... " </p> <p>После этого описания следовала ключевая фраза партнерши по интеракциям: "Я просто хотела запомнить этот рецепт и поэтому выре­зала его". Пациент должен был реагировать так, как он обычно ведет себя в подобных ситуациях. Для оценки поведения с учетом мнения опытных терапевтов были отобраны следующие показатели: продол­жительность контакта глаз, улыбки, продолжительность ответов, гром­кость голоса, содержательные признаки согласия, требования к парт­неру изменить поведение, признаки аффекта, интонации. </p> <p>Выделенные на основании общей оценки неуверенности группы уверенных и неуверенных сравнивались друг с другом. <br /> Пациенты с высокой уверенностью отличались от пациентов с низкой уверенностью по 5 признакам: </p> <ul><li>меньшее латентное время ответов;</li> <li>более громкая речь; </li> <li>лучшие (меняющиеся) интонации;</li> <li>меньше согласий при требованиях;</li> <li>больше усилий в требованиях к партнеру изменить поведение.</li> </ul><p>Однако, отдельные признаки сами по себе не обладали диагно­стической силой. Необходимо было учитывать момент времени, в который появляется тот или иной признак, согласованность поведе­ния партнеров и т.д. Лишь только комплексная оценка нескольких вер­бальных и невербальных признаков давала более или менее надеж­ные диагностические результаты. <br /> Р. Эйслер и др. (12) далее переработали эту процедуру во вторую форму теста уверенного поведения (Behavioral Assertiveness Test - Revised). Этот тест содержал 32 сцены, подразделенных на группы применительно к полу партнера, степени доверия партнеру (знако­мые/незнакомые},типу уверенности (позитивная/негативная). Тест проводился следующим образом: в лаборатории напротив испытуе­мого сидел специально подготовленный ассистент исследователя. После того, как в записи звучало описание ситуации, ассистент произ­носил ключевую фразу и дожидался ответа испытуемого. Затем начи­нала звучать следующая ситуация. Испытуемый получал инструкцию реагировать так, как он это делает в повседневной жизни. </p> <p>Видеозапись сцен оценивается применительно к следующим критериям: а) время контакта глаз; б) частота смеха, улыбок; в) дли­тельность ответа; г) латентное время ответа; д) громкость ответа; е) соответствие аффективной окраски ответа ситуации; ж) отношение количества ошибок к времени разговора; з) сговорчивость; и) требо­вание иного поведения; к) похвала; л) благодарность; м) спонтанное позитивное поведение. Дополнительно по шкале из 5 пунктов оцени­вается общая уверенность (схожие подходы использовались и в других исследованиях (3; 4; 5; 23). </p> <p>Х. Арковиц и др. (1) для оценки социальной компетентности (в данном случае понимаемой как синоним уверенности) мужчин раз­работал Taped Situation Test (TST). Описание десяти ситуаций бесе­ды с женщинами и соответствующие ключевые фразы были записа­ны на магнитную ленту и последовательно предъявлялись испытуе­мому с инструкцией вести себя так, как он себя ведет обычно. Его ответы записывались на другой магнитофон. Оценивались: латент­ное время реакций, среднее число слов в 10 сценах, социальная лов­кость, число пауз. </p> <p>В часто цитируемом исследовании Ц.Твентиман и Р. Мак-Фалл (36) немножко изменили инструкцию. Прослушав запись ситуации и ключевую фразу, испытуемый мог либо отказаться от реакции, либо же начать разговор. В последнем случае он вел разговор с ассистенткой, которая говорила в микрофон из соседнего помещения. Ассис­тентка была обучена вести разговор стандартным способом. Через стекло односторонней прозрачности наблюдатели оценивали: а) вре­мя беседы; б) число замечаний: в) запинки; г) замеченные неприятные чувства; д) страх испытуемого.</p> <p>Дж. Карран (1 О); Дж. Карран и Ф. Гилберт (9); Дж. Карран и др. (8); А. Фарелл и др. (13) в качестве стимульной ситуации использовали совместное ожидание разнополыми испытуемыми заказанных в ресторане блюд. Инсценировалось первое свидание, назначенное на­кануне во время случайной встречи в кино. Ассистент был специально натренирован давать стандартные ответы. Видеозапись анализиро­валась по следующим критериям: страх (дрожащий голос, чрезмерно быстрая речь); социальная умелость (комплименты, использование имени партнера). </p> <p>К. Мюнцель (29) предлагала испытуемым в течение 4 минут под­готовится и затем 5 минут поговорить с ассистентом на заданные темы ("Не всегда молчание означает мудрость", "Закрытые сундуки бывают и пустыми" и "То, что счастье зависит от похвалы и доброжелательности, лучше всего видно на чужом примере"). Поведение оценивалось независимыми наблюдателями по целому ряду вербальных и невербальных признаков (контакт глаз, громкость голоса, интонации, мимика, жестикуляция, положение тела, изложение собственного мнения, аргументация, убедительность, яс­ность, активность, паузы) и по двум общим показателям: эффектив­ность и уверенность в себе. Дополнительно замерялся ряд физиоло­гических и психологических показателей. </p> <p>Помимо большого интереса, перечисленные исследования вызывают ряд замечаний. </p> <p>Тесты ролевой игры должны оценивать уверенность поведения испытуемых в ситуациях, которые обычно требуют от них увереннос­ти. То, какие же именно это ситуации, зависит от понимания и опре­деления уверенности, а это определение часто либо отсутствует вов­се, либо достаточно расплывчато. </p> <p>Остается открытым вопрос о показателях, признаках увереннос­ти. Можно предположить, что эти признаки в разных ситуациях раз­личны и зависят, помимо всего прочего, от субъективного отношения испытуемого к предложенной ситуации. Это соображение учитывает­ся частично лишь в тестах Ц. Твентиман и Р. Мак-Фалл. Возможности же стандартизации и типизации ситуаций, которые бы выравнивали их по степени их субъективной значимости для испытуемых, пред­ставляются нам сомнительными. </p> <p>Неясно также, насколько поведение испытуемых в ролевых иг­рах типично для них, т.е., насколько оно соответствует их поведению в реальной жизни. В трех исследованиях А. Беллака и сотрудников (3; 4; 5) было показано, что связь между поведением в ролевой игре и в повседневных ситуациях незначительна. Влияние на поведение оказывали также способы задания ситуации и записи реакций испытуемых. </p> <p>И самое важное: большие сомнения вызывает обоснованность подбора показателей уверенности. Латентное время реакции у Р. Айслера и др. (11 ), например, является мерой уверенности в себе, у Ц. Твентимана и Р. Мак-Фалла (36) - мерой социальной компетентно­сти, а у Д. Гринволда (16) - мерой социального страха. Проверка свя­зи между отдельными поведенческими показателями и общим уров­нем уверенности (оцененным, правда, очень произвольно) дала очень противоречивые данные, которые говорили скорее о том, что в зави­симости от условий ситуации тот или иной компонент уверенного по­ведения становится более или менее важным (см. 1; 4; 17). Это легко объясняется тем, что во всех названных тестах исследуется не гене­рализованная уверенность в себе, а уверенное поведение в некото­рых конкретных ситуациях. Степень соответствия между обоими мо­жет быть незначительной, если ситуация совершенно незнакома или неинтересна испытуемому. </p> <p>Можно также предположить, что проявления уверенности раз­личаются у людей разных социальных слоев, наций, культур и т.д. Тесты, базирующиеся на внешних критериях уверенности, неизбеж­но имеют ограниченную сферу применения - вплоть до ее исчезнове­ния. Далее, оценки по отдельным поведенческим критериям уверен­ности не подтверждают наличия надежных статистических различий между уверенными и неуверенными ( 16; 36). Лишь только обобщение оценок разных поведенческих признаков позволяло найти поведен­ческие различия между ними (35). </p> <h3>V. Согласованность данных, полученных с использованием бланковых тестов (опросников) и  наблюдения </h3> <p>Как уже отмечалось, данные о (не)согласованности сведений, получаемых в результате наблюдения и тестирования, чрезвычайно противоречивы. Сравнивать эксперименты, проведенные разными авторами крайне сложно вследствие неоднородности измеритель­ных процедур. </p> <p>Общая цель такого рода исследований заключалась в проверке внешней валидности используемых в сравнении тестов и опросников. Стандартизированное наблюдение выступало внешним "объективным" критерием валидности, что вызывает возражения. Во-пер­вых, тесты, не основывающиеся на детально разработанном концеп­те исследуемого признака (а все тесты уверенности, фактически, не концептуализированы) бессмысленно валидизировать таким обра­зом, поскольку подбор внешних "объективных" критериев в этом слу­чае производится умозрительно. Иными словами, валидность теста созданного для измерения "чего-то", хоть и имеющего название, но лишенного научного содержания, проверяется "объективным" изме­рительным инструментом, тоже "нечто" измеряющим. Остается толь­ко доказать, что "что-то" - это то же самое, что "нечто" и все вместе измеряет именно то, о чем заявляется. К сожалению, эта проблема типична для психологии, в которой редко имеют место ясные и одно­значные "внешние" критерии валидности. Однако, в нашем случае проблема особенно сложна, поскольку понятие "уверенности" четко содержательно не определено, и разработчики тестов не стремятся дать это определение, полагаясь на обыденное понимание измеря­емого феномена. </p> <p>Однако, многократно подтвержденные связи между оценками тес­тов и данными наблюдения за поведением все-же в какой то мере дока­зывают валидность тестов (правда - в неясно определенной сфере). </p> <p>В обширном исследовании Рюдигера и Риты Ульрихов (37) паци­енты поведенческо-терапевтической клиники (42 человека) участво­вали в ролевых играх с неизвестным им партнером. В ролевой игре они должны были устанавливать контакт или предъявлять требова­ния партнеру. Двумя независимыми наблюдателями оценивались различные невербальные характеристики; оценки затем сравнива­лись с показателями по тесту U-Fragebogen. Результаты доказали высоко значимые корреляции данных наблюдения с показателями по шкалам. </p> <p>В другом исследовании те же авторы получили противополож­ные результаты. 39 студентов участвовали в ролевой игре "Требовать прекратить шум". Студенты должны были трижды потребовать тиши­ны в ответ на стандартные действия ассистента. Общие оценки двух независимых наблюдателей не дали никаких надежных корреляций с фактором "Предъявление требований" по U-Fragebogen. Незначи­тельные, не достигающие уровня значимости корреляции были обна­ружены лишь между отдельными утверждениями шкалы и показате­лями "мимика", "жестикуляция" и "громкость речи", значимые корре­ляции дали дистанция общения и контакт глаз. Авторы объяснили это сложностью комплексной оценки поведения и подчеркивали значе­ние простых критериев счета. </p> <p>В работе П. Бурга и Р. Ладусёра (6) исследовались связи между оценками опросника Adult Self Expression Scale (15) и оценками в ролевых играх. В качестве поведенческих признаков выступали дли­тельность контакта глаз, длительность ответов, латентное время от­ветов, громкость голоса, аффект, степень уверенности и однозначно­сти вербальных реакций и общая уверенность. 20 испытуемых были разбиты по показателям теста на группы уверенных и неуверенных и затем участвовали в 4 ролевых играх. Авторы установили значимые корреляции между показателями теста, степенью уверенности и од­нозначности вербальных реакций, длительностью ответов, продол­жительностью контакта глаз. Громкость голоса и латентное время ответов не дали значимых корреляций. </p> <p>Е. Несбит (30) исследовал связь между оценками тестов Ратуса (RAS), College Self-Expression Scale (CSES) и оценками уверенности поведения в трех ролевых играх (возврат бракованной покупки в ма­газин, рекламации в ресторане, протесты против нарушения порядка в очереди). Автор не обнаружил значимых корреляций оценок по те­стам с обобщенной поведенческой оценкой. Значимо коррелирова­ли лишь оценки RAS и уверенность в отдельных поведенческих сце­нах; были обнаружены также значимые корреляции между поведен­ческими оценками и отдельными утверждениями тестов. Р. Вестевиг и М. Масс (39) также сообщают о корреляции оценок RAS лишь с пове­дением в определенных ситуациях и лишь для мужчин. </p> <p>Видимо, указанные ранее недостатки методического и методоло­гического характера привели к тому, что данные сравнений наблюде­ния и тестирования дали противоречивые результаты: корреляции были обнаружены чаще всего между отдельными поведенческими показателями и отдельными шкалами (или даже - утверждениями) тестов, что показывало "рыхлость" как одного, так и другого подхода.</p> <p>Кроме этого, проверка валидности в ситуациях ролевых игр с раз­ными инструкциями и исходными установками вообще вызывает воз­ражения. </p> <p>Чтобы обойти это препятствие Х. Брандау и др. (7) провели ориги­нальное исследование, в котором в целях валидизации теста уверен­ности Р. Скаче оценивалось поведение в реальной ситуации. 60 ис­пытуемым, после выполнения тестов в службе, которая выдает води­тельские права, предлагалось пройти в другую комнату для продол­жения тестирования и постучать в дверь. На слегка приоткрытой две­ри висела табличка "Психологическое исследование - просьба не мешать". Из комнаты доносился монотонная речь, записанная на магнитную ленту (ряд цифр). В комнате, отвернувшись от двери, си­дели два ассистента (женщина и мужчина) с надетыми наушниками. </p> <p>После стука в дверь, если испытуемый не устанавливал контакт рань­ше, в соответствии с инструкцией, наушники снимались лишь спустя 2 минуты. После того, как снимались наушники, еще 10 секунд ждали, не начнет ли испытуемый контакт сам. После этого с испытуемым здоровались и предлагали ему тест, в котором нужно было подчеркивать определенные цифры из длинного списка. В процедуру экспери­мента были включены дополнительные "мешающие" факторы: бланк теста был выполнен на очень плохой технике, так что некоторые циф­ры вообще не были видны; испытуемому предлагался очень твердый карандаш, которым было трудно писать, кресло было придвинуто очень близко к столу и высоко поднято; на кресле висело пальто, так что сидеть было неудобно. Все эти препятствия при желании испытуе­мый мог устранить: кресло регулировалось, пальто убиралось, каран­даш и бланк заменялись по первому требованию. По окончанию экс­перимента испытуемому на выбор предлагались в качестве подарка на выбор откровенно дешевая ручка, ручка подороже и очень дорогая ручка. Затем у испытуемого спрашивали, не мешало ли ему что-либо во время эксперимента. </p> <p>Проверялась связь отдельных шкал теста Р. Скаче и поведенческих признаков. В качестве последних использовалась следующая схема: </p> <ul><li>Сколько раз испытуемый стучал в дверь; </li> <li>Входить в дверь - стоять в дверях - стоять перед дверью;</li> <li>Инициатива контакта со стороны ассистента - со стороны испытуемых.</li> <li>Регулировать кресло - оставить в покое кресло; </li> <li>Сидеть, опираясь на пальто -убрать пальто; </li> <li>Писать твердым карандашом - взять или попросить другой;</li> <li>Попросить заменить бланк теста - писать на плохом бланке;</li> <li>Брать дешевую, подороже или дорогую ручку; </li> <li>Число названных "мешающих" моментов. </li> </ul><p>Подсчитывались канонические и простые корреляции между все­ ми показателями наблюдения и шкалами теста. Значимые корреля­ции отдельных поведенческих показателей установлены с шкалой 1 "Социальная компетентность" и шкалой 2 - "Выражение собственных мнений, потребностей и чувств". Уверенные чаще входили в помеще­ние, вместо того, чтобы оставаться у двери и требовали заменить бланк теста. Кроме этих данных обнаружились интересные корреля­ции между отдельными поведенческими показателями, которые, од­нако, не имеют отношение к валидизации теста. Меньше всего с пове­денческими показателями оказалась связанной шкала "общая уве­ренность". Авторы объясняют это неясностью относительно внешних показателей проявления уверенности. </p> <p>Таким образом, на сегодняшний день мы видим наличие боль­шого числа поведенческих тестов для dценки уверенности, их разно­родность и недостаточную согласованность между качествами, диаг­носцируемыми поведенческими и бланковыми тестами. Исследова­телям не ·удалось установить внешних признаков вербального и не­вербального поведения, которые бы с достаточной степенью надеж­ности свидетельствовали бы об уровне уверенности, Только обобщен­ные оценки по совокупности поведенческих признаков находятся в корреляционных отношениях с показателями по бланковым тестам уверенности. Возможно, эти отношения были бы более тесными, если бы разные тесты создавались на основе одного общего концепта (по­нимания) уверенности. К сожалению, в последнее время интерес к разработке концепта и тестов уверенности в существенной мере сни­зился и большинство авторов пользуются устаревшими и явно не­удовлетворительными измерительными процедурами, используя их, среди прочего, и для валидизации вновь создаваемых тестов. </p> <p>При разработке русского теста для измерения уверенности су­щественно важным нам представляется произвести содержатель­ный анализ феномена уверенности в себе и тщательно разработать сам концепт измеряемого психологического качества. </p> <p>ЛИТЕРАТУРА </p> <p>Arkowitz, Н., Lichtenstein, Е., Mcgovern, К. &amp; Hines, Р. The behavioral assessment of social competence in males // Behavior Therapy. - 1975. -№6. - Р. 3-13.</p> <p>Begelman, О. А., Hersen, М. An experimental analysis of the verbal­motor discrepancy in schisophrenia // Journal of Clinical Psychology. -1973. -№ 31. - Р. 175-179. </p> <p>Bellack, A.S., Hersen, М., &amp; Lamparski, D. Role-play tests for assessing social skills: Аге they valid? Аге they useful? // Journal of Consulting and Clinical Psychology. - 1979. - № 47. - Р. 335-342. </p> <p>Bellack, A.S., Hersen, М., &amp; Turner, S.M. Role-play tests for assessing social skills: Аге they valid? // Behavior Therapy. - 1978. -№ 9. - Р.448-461. </p> <p>Bellack, A.S., Hersen, М., &amp; Turner, S.M. Relationship of role-playing and knowledge. of appropriate behavior to assertion in the natural environment // Journal of Consulting and Clinical Psychology. - 1979. -№ 47. - Р.670-678.</p> <p>Bourque, Р. &amp; Ladouceur, R. Self-report and behavioral measures in the assessment of assertive behavior // Behavior Therapy &amp; Experimental Psychiatry. - 1979. - № 10. - Р. 287-292. </p> <p>Brandau, Н., Skatsche, R. &amp; Ruch, W. Die Vorhersagevaliditдt und Verhaltensrelevanz einer multidimensionalen Testbatterie zur Erfassung von "Selbstsicherheit" // Zeitschrift fuer Klinische Psychologie. -1984. -№ 13(2). -Р.77-87. </p> <p>Curran, J.P. &amp; Gilbert, F.S. &amp; Little, L.M. А comparison between behavioral training and sensitivity training approaches to heterosexual dating anxiety // Journal of Counseling Psychology. -1976. -№ 23. -Р. 190- 196. </p> <p>Curran, J.P. &amp; Gilbert, F.S. А test of the relative effectiveness of а systematic desensitization ргоgгаm a'nd an interpersonal skills ргоgгаm with date anxious subjects. // Behavior Тhегару. -1975. -№ 6. -Р.510- 521. </p> <p>Curran, J. Р. Social skills. Methodological issues and future directions // Research and Practice in Social Skills Training / Bellack &amp; Hersen (Eds. ). NewYork: Plenum Press, 1979-Р. 319-354. </p> <p>Eisler, R.M., Hersen, М., Miller, Р.М., Blanchard, Е.В. Situational determinants of assertive behaviors // Journal of Consulting and Clinical Psychology. -1975. -№ 43. -Р.330-340. </p> <p>Eisler, R.M., Miller, Р.М., Hersen, М. Components of assertive behavior // Journal of Clinical Psychology. -1973. -№-29. -Р.295-299. </p> <p>Farell, А.О., Mariotto, M.J., Conger, A.J., Curran, J.P., Wallander, J.L. Self-rating and judges rating of heterosexual social anxiety and social skill: А generalizabllity study // Journal of Consulting and Clinical Psychology. -1979. -№ 47. -Р.164-175. </p> <p>Friedeman, Р. Н. The effects of modeling and role playing оп assertive behavior // Advances in Behavior Therapie / Hrsg.: Rubln, R. D., Fensreheim, Н., Lazarus, А.А, Franks, С.М. NewYork: Academic Press, 1971. </p> <p>Gay, M.L., Hollandsworth, J.G., Galassy, J.P. An assertiveness inventory fог adults // Journal ofCounseling Psychology. -1975. -№ 22. -Р.340-344. </p> <p>Greenwald, D.P. The behavioral assessment of differences in sozial skill and social anxiety in female college students // Behavior Therapy. - 1977. -№ 8. -Р. 925-937. </p> <p>Green, S.8., Burkhart, B.R. &amp; Harrison, W.H. Personality correlates of self-report, role-playing, and in vivo measures of assertiveness // Journal of Consulting and Clinical Psychology. -1979. -№ 47. -Р.16-24. </p> <p>Hedquist, F.J., &amp; Weinhold, В.К. Behavioral Group Conseling with socialy anxios and unassertive college students // Journal of Conseling Psychology. -1970. -№ 17. -Р.237-242. </p> <p>Hersen, М., Bellack, A.S. Assessment of social skills // Handbook of behavioral assessment / Ciminero, A.R., Kalhoun, К.S. &amp; Adams Н.Е. (Eds.). NewYork: Wiley, 1977. </p> <p>Hersen, М. Self-assessment of fear // Behavior Therapy. -1973. -№ 4. -Р.241-257.</p> <p>Hersen, М., Bellack, A.S_. &amp; Turner, S. М. Assessment of assertiveness in female psychiatric patients: Моtог and autonomic measures // Journal of Behavior Therapie and Experimental Psychiatrie. -1978. -№ 9. -Р.11-16. </p> <p>Lazarus, А.А Behavior therapy and beyound. New York: McGraw­Hill, 1971. </p> <p>Lazarus, А.А. On assertive behavior: А brief note // Behavior Therapy. -1973. -№ 4. -Р.697-699.</p> <p>Lienert, G.A., Raatz, U. Testaufbau und Testanalyse. 5. Aufl., Weinheim: Beltz, 1994. -Р.432 с. </p> <p>McFall, R. М., Lillesand, D. В. Behavior rehearsal with modeling and coaching in assertion training // Journal of AЬnormal Psychology. -1971. -№ 77. -Р.313-323.</p> <p>McFall, R.M. &amp; Marston, A.R. An experimental investigation of behavior rehearsal in assertive training // Journal of AЬnormal Psychology. -1970. -№ 76. -Р.295-303.</p> <p>McFall, R.M. &amp; Twentyman, С.Т. Four experiments on the relative contribution of rehearsal, modeling and coaching to assertion training // Journal of Abnormal Psychology. -1973. -№ 79. -Р.199-218. </p> <p>Minkin, N., Braukmann, C.J., Minkin, В. L., Timbers, G.D., Timbers, 8.J., Fixsen, D.L., Phillips, E.L., Wolf, М.М. The social validation and training of conversational skills // Journal of Applied Behavior Analysis. - 1976. -№ 9. -Р.127-139.</p> <p>Munzel, К. Verhaltensbeobachtung bei Selbstsicherheit. Kritische Analyse der neuen Literatur und eigene Untersuchungsergebnisse. Dissertation. Munchen, 1980. </p> <p>Nesbltt, Е. В. Rathus Assertiveness Schedule and College Self­Expression Scale scores as predictors of assertive behavior // Psychological Reports. -1979. -№ 45(3). -Р.855-861. </p> <p>Rathus, S. А An experimental investigation of assertive training in а group setting // Journal of Behaviour Therapie and Experimental Psychiatrie. -1972. -№ 3. -Р.81-86. </p> <p>Rathus, S.A. lnstigation of assertive behavior through videotape­mediated models and directed practice // Behavior Research and Therapy. -1973.-№11. -Р.57-63.</p> <p>Rich, А R. &amp; Schroeder, Н. Е. Research issues in assertiveness training // Psychological Bulletin. -1976. № 6. -Р.1081-1096. </p> <p>Salter, А. Conditioned reflex therapy. New York: Capricorn, 1949.</p> <p>Schwartz, R.M., Gottman, J.M. Toward а task analysis of assertive behavior // Journal of Consulting and Clinical Psychology, -1976. -№ 44. -Р. 910-920.</p> <p>Twentyman, С.Т., Mcfall, R.M. Behavioral training of social skills in shy maless // Journal of Consulting and Clinical Psychology. -1975. -№ 43.-Р.384-395</p> <p>Soziale Kompetenz: Experimentelle Ergebnisse zum Assertiveness­Training-Programm АТР. Band 1. Memittel und Grundlagen/ Ulrich, R., Ullrich De Muynck, R. (Hrsg.) Munchen: Verlag J.Pfeiffer, 1978. </p> <p>Vestewig, R.E., Moss, М.К. The relationship of extraversion ahd neuroticism to two measures of assertive behavior // Journal of Psychology. -1976. - Мау. -Vol 93(1). - Р.141-146.</p> <p>Weiпman, В., Gelbart, Р., Wallage, М., Post, М. lnducing assertive behavior in chronic schizophrenics: А comparison of socioenvironmental, desensitisation, and relaxation therapies. // Journal of Consulting and Clinical Psychology, 39, 2, 1972, 246-252. </p> <p>Wolpe, J. Psychotherapy bу reciprocal Inhibition. Stanford, 1958.</p></div> <div class="field field--name-field-bookfile field--type-file field--label-above"> <div class="field__label">Загрузить файл</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"> <span class="file file--mime-application-pdf file--application-pdf"> <a href="https://romek.ru/sites/default/files/2022-04/psyvestnik_1997_%D0%BC%D0%B5%D1%82%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BC%20%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B4.%20%D0%BD%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F.pdf" type="application/pdf; length=3236338" title="psyvestnik_1997_методом станд. наблюдения.pdf">Проблема диагностики уверенности в зарубежной психологии (методом стандартизированного наблюдения)</a></span> </div> </div> </div> <div class="field field--name-field-tags field--type-entity-reference field--label-above"> <div class="field__label">Теги</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/6" hreflang="ru">Уверенность</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/tesis" hreflang="ru">Статья</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/11" hreflang="ru">Диагностика</a></div> </div> </div> <div class="field field--name-field-god field--type-integer field--label-above"> <div class="field__label">Год публикации</div> <div class="field__item">1997</div> </div> Fri, 07 Feb 2020 05:28:15 +0000 romek 9 at https://romek.ru Понятие уверенности в себе в современной социальной психологии. (1996). Полный текст. https://romek.ru/ru/definassertiv <span class="field field--name-title field--type-string field--label-hidden">Понятие уверенности в себе в современной социальной психологии. (1996). Полный текст.</span> <span class="field field--name-uid field--type-entity-reference field--label-hidden"><span lang="" about="/ru/user/1" typeof="schema:Person" property="schema:name" datatype="">romek</span></span> <span class="field field--name-created field--type-created field--label-hidden">пт, 02/07/2020 - 07:59</span> <div class="field field--name-field-bookcover field--type-image field--label-hidden field__items"> <div class="field__item"> <img src="/sites/default/files/styles/medium/public/2020-02/%D0%9F%D1%81%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%201-2.jpg?itok=AkznvDgC" width="220" height="310" alt="Понятие уверенности в себе в современной социальной психологии" typeof="foaf:Image" class="image-style-medium" /> </div> </div> <div class="clearfix text-formatted field field--name-body field--type-text-with-summary field--label-hidden field__item"><blockquote> <p><em>Ромек В.Г. Понятие уверенности в себе в современной социальной психологии // Психологический вестник Ростовского государственного университета. 1996. Т. 1. 1-2. С. 132-146.</em></p> </blockquote> <p>Феномен уверенности в себе оказался вне сферы внима­ния русской и советской психологии. Систематические иссле­ования уверенности в себе русскими исследователями не предпринимались, если не считать ограниченную рамками межинститутского сотрудничества работу немецкого психолога Б.Безади (Гумбольт-университет в Берлине, ГДР) в Институ­те им. В. М. Бехтерева с программой тренинга уверенности для больных с невротическими расстройствами /2/. Лишь косвен­но фактор уверенности учитывался до сих пор в русских ис­следованиях коммуникативного поведения (например, в ис­следованниях Куницыной В.Н.). Русскоязычная литература по этой проблеме практически отсутствует, и если не принимать во внимание некоторые работы иностранных авторов, пере­веденные на русский язык и опубликованные незначитель­ными тиражами /см. напр. 1; З; 4/, то можно считать, что уве­ренность в себе остается "темным пятном" на палитре инте­ресов русских психологов.</p> <p>Конечно, к этому есть политические, социальные и пр. причины. </p> <p>Косвенно это подтверждается тем, что в англо- и немец­коязычном пространстве проблема уверенности исследует­ся уже более 50-ти лет и не потеряла за это время своей актуальности. </p> <p>Данная статья имеет целью с критических позиций рус­ского психолога частично восполнить этот пробел и попытать­ся сформулировать собственное, менее формальное и бо­лее содержательное понимание уверенности. Собственное определение уверенности дается с целью проведения пос­ледующего межкультурного (в широком смысле) исследова­ния уверенности в себе. Соответственно этой цели опреде­ление уверенности должно иметь некий надкулыурный ха­рактер и в равной степени соответствовать уверенности пред­ставителей самых разных культур и слоев населения.</p> <p>Собственному определению уверенности предшествует краткий обзор уже существующих подходов. </p> <h3>Важнейшие подходы к определению уверенности. </h3> <p>В Америке проблема уверенности серьезно заинтересо­вала психологов еще в 40-е годы, когда психолог и психоте­рапевт Андре Сальтер начал работать с заторможенными и зат­рудненными в контактах клиентами на основе достижений рус­ской психо(физио-)логии. В качестве базы для своих рассуж­дений Сальтер выбрал теорию Павлова, а именно: представ­ления Павлова о балансе процессов возбуждения и тормо­жения в нервной системе.</p> <p>Итак, "эксцитаторная", уверенная в себе личность, по Салыеру /10/, имеет следующие характеристики:</p> <ol><li>Эмоциональность речи (feeling talk) : открытое, спонтанное и подлинное выражение в речи всех испытываемых чувств; </li> <li>Экспрессивность и конгруэнтность поведения и ре­чи (facial talk) : ясное проявление чувств в невербальной плоскости и соответствие между словами и невербальным поведением; </li> <li>Противостоять и атаковать (contradict and attack) : как прямое и честное выражение собственного мнения, без ог­лядки на окружающих; </li> <li>Использование местоимения "Я" (deliqerate use of the word "I") :как выражение того факта, что за человек стоит за словами, отсутствие попыток спрятаться за неопределенны­ми формулировками; </li> <li>Принятие похвалы (express agreement, when you аге praised) как отказ от самоуничижения и недооценки своих сил и качеств; </li> <li>Импровизация как спонтанное выражение чувств и пот­ребностей, повседневных забот, отказ от чрезмерной предус­мотрительности и планирования. </li> </ol><p>Некоторые пункты этого перечня (открытое выражение чувств, использование местоимения "Я") стали впоследствии общим местом множества тренинговых программ, классическими приемами терапии неуверенности. </p> <p>Хотя в характеристиках уверенности Сальтера очень мно­гие исследователи /напр. 15/ обнаруживают существенные противоречия и внутреннюю теоретическую несогласован­ность, в качестве момента истории описание Сальтером "эк­сцитаторной", уверенной в себе личности представляет не­сомненный интерес. </p> <p>Идеи Сальтера о "центральном" характере регуляции не­уверенности подхватил Вольпе, предположивший (и доказав­ший), что немалую роль в возникновении неуверенности иг­рает социальный страх. Однажды возникнув, страх подкреп­ляется по законам научения и легко иррадиирует, переносит­ся на социальные ситуации, по каким-либо параметрам схо­жие с той, которая его вызвала. В последующем "боязливые" реакции и стратегия избегания "страшных" ситуаций генера­лизуется и становится одной из важных черт личности. Соци­альный страх проявляется в самых различных формах и са­мых разных ситуациях. Однако при возникновении неуверен­ности наиболее важны страхи, которые касаются межлично­стных ситуаций и коммуникаций /12/. </p> <p>Это: страх критики; страх быть отвергнутым; страх ока­заться в центре внимания; страх показаться неполноценным; страх начальства; страх новых ситуаций; страх предъявлять претензии или не суметь отказать в требовании; страх не су­меть сказать "нет". </p> <p>Хотя многие положения Вольпе не раз подвергались критике, участие негативных эмоциональных процессов в возникновении неуверенности никем в настоящее время не оспаривается. </p> <p>Сам же Вольпе в более поздних работах пришел к выво­ду, что эмоциональные процессы в существенной мере оп­ределяются когнитивными, и что суть неуверенности невоз­можно понять (и изменить) без учета сложного взаимодейст­вия процессов разного уровня /1 З; 14/. </p> <p>Коротким письмом (всего две страницы) в журнал "Тера­пия поведения" Арнольд Лазарус /8/ положил начало новой линии в развитии представлений об уверенности. Лазарус на­стаивал на том, что уверенность по существу представляет собой комплексную характеристику, включающую в себя ког­нитивные, эмоциональные и поведенческие компоненты. </p> <p>Предшествовали этому письму многочисленные исс­ледования, показавшие, что распознать уверенность по чи­сто поведенческим проявлениям чрезвычайно сложно (или невозможно). В смешанной группе внешние, специально подготовленные наблюдатели часто не могли найти пове­денческих различий между уверенными и неуверенными. Существенным оказались не столько поведенческие (фор­мальные) проявления, сколько когнитивные процессы - восприятие и оценка социальной ситуации и себя самого в этой ситуации. Различного рода страхи стали понимать как процесс, сопровождающий и детерминированный когнитив­ными механизмами. </p> <p>Однако и до сих пор многие авторы некритично смеши­вают формальные (уверенное поведение) и содержательные (уверенность в себе + чувство уверенности) моменты. Опре­деленную роль в этом, возможно, сыграло то, что исследо­вание и описание формальных характеристик уверенности предшествовало по времени содержательному анализу или же то, что формальный анализ оказался более простым и легко операционализируемым процессом. </p> <h3>Формальные характеристики уверенности в себе. </h3> <p>По существу, определение уверенности по формальным признакам сводится</p> <p>- либо к выделению отличий уверенного поведения от двух его антиподов - агрессивного и неуверенного, <br /> - либо к составлению перечней социальных ситуаций, с ко­торыми должен уметь справляться уверенный в себе человек, <br /> - либо к составлению перечня навыков, которыми уве­ренный в себе человек должен обладать. </p> <p>Два последних способа очень близки друг к другу, поскольку за каждым социальным навыком стоит определен­ная социальная ситуация/класс ситуаций, предъявляющая запрос к человеку и требующая от него определенных пове­денческих навыков. </p> <h3>Формальные признаки уверенности. </h3> <p>Относительно формальных признаков уверенного пове­дения больших разногласий нет. Ставшая классической схе­ма отличий уверенности, неуверенности и агрессивности Lange, A.J. &amp; Jakubowski, Р. /7/ повторена во множестве книг и другими авторами модифицируется лишь в незначитель­ной степени /см. 4/. Современные представления об опера­циональных характеристиках уверенного поведения проще всего предtтавить в таблице 1. Опусrив описание экстремаль­ных проявлений формальных характеристик, типичных для агрессивного и неуверенного поведения, в ней мы предста­вили характеристики собственно уверенного поведения. </p> <table border="1" cellpadding="5" cellspacing="1" style="width: 859px;"><tbody><tr><td><strong>Формальные переменные </strong></td> <td style="width: 568px;"><strong>Уверенное поведение</strong></td> </tr><tr><td>Характеристики речи </td> <td style="width: 568px;">Использование местоимения Я<br /> Открытое и прямое выражение в речи чувств, желаний и требований<br /> Ясная и однозначная аргументация<br /> Простые речевые конструкции</td> </tr><tr><td>Дистанция общения </td> <td style="width: 568px;">Оптимальная, соответствующая нормам данной культуры</td> </tr><tr><td>Контакт глаз</td> <td style="width: 568px;">Устойчивый, но не постоянный</td> </tr><tr><td>Громкость голоса</td> <td style="width: 568px;">Достаточно громко, чтобы собеседник в данных условиях мог услышать</td> </tr><tr><td>Паузы</td> <td style="width: 568px;">Умение держать паузу, молчать в случае необходимости</td> </tr><tr><td>Жестикуляция</td> <td style="width: 568px;">Сдержанная. Жесты подчеркивают смысл сказанного</td> </tr><tr><td>Поза</td> <td style="width: 568px;">Расслабленная</td> </tr><tr><td>Эмоциональное состояние</td> <td style="width: 568px;">Спокойствие, релаксация</td> </tr></tbody></table><p><em>Таблица 1. Формальные признаки уверенности.</em></p> <h3>Перечни ситуаций, с которыми справляется уверенный человек.</h3> <p>Второй подход к определению уверенности с фор­мальных позиций дал более неоднородные результаты. Фактически речь шла о составлении более или менее обоб­щенного меню ситуаций повседневной жизни, с которыми человек или группа индивидов сталкивается в ходе жизни и овладение которыми существенно важно для них. Полу­ченные таким образом перечни обрабатывались (или не обрабатывались) с использованием математических про­цедур (факторный анализ), подвергались (или не подвер­гались) внешней экспертной оценке. В результате появи­лись перечни самого разного уровня обобщенности, кото­рые часто были довольно обширными. Несмотря на то, что в такого рода перечнях собран огромный материал, это ма­ло что дает исследователям уверенности.</p> <p>Перечни ситуа­ций должны быть тем или иным образом классифицирова­ны. Хорошим, как казалось, критерием для этого могут слу­жить социальные навыки, которых требует от человека та или иная ситуация. Результатом как эмпирических, так и теоретических обобщений на этой основе стали перечни навыков уверенного поведения, которые фактически явля­ются измененной формой перечней ситуаций и получают­ся в результате простого перефразирования. Однако та­кое перефразирование имеет определенные преимущест­ва. Зафиксированный в перечне навык уверенного пове­дения имеет отношение к целой группе или классу ситуа­ций и в этом смысле с перечнями навыкqв проще достичь ясных диагностических результатов. </p> <h3>Перечни навыков, которыми обладает уверенный человек. </h3> <p>Классическим перечнем навыков может служить перечень А. Лазаруса, приведенный в уже упомянутой статье. По Лазарусу, уверенный в себе человек должен обладать:</p> <p>- способностью открыто говорить о своих желаниях и требованиях;<br /> - способностью сказать "Нет";<br /> - способностью открыто говорить о своих позитивных и негативных чувствах; <br /> - способностью устанавливать контакты, начинать и заканчивать разговор;</p> <p>Однако, существуют и более обширные перечни.</p> <h3>Недостатки формального подхода к определению уверенности. </h3> <p>Главный недостаток определения уверенности по фор­мальным критериям заключается в том, что построенные на формальных критериях определения очень специфичны. Это значит, что такие определения верны лишь в определенной социальной ситуации. </p> <p>Некоторые социальные ситуации и требуемые в них со­циальные навыки теряют общественную актуальность. Соци­альные нормы уверенного поведения меняются, и перечень навыков нужно переписывать заново. </p> <p>Лишь некоторые характеристики навыков (например, ин­тенсивность контакта глаз) более или менее константны, но и они, вероятнее всего, специфичны в отношении культуры. Это значит, что определения и способы диагностики уверенности, построенные по формальным критериям, культурнос­пецифичны, т.е. применимы только в той культурной среде, для которой они созданы. </p> <p>Опросники, созданные на основании формального  под­хода, часто оказываются неприменимы в другой стране.</p> <h3>Содержательные характеристики уверенности в себе.­</h3> <p>Результатом дальнейшего развития представлений об уверенности стало то, что уверенность перестала понимать­ся исключительно как социальный страх или как поведенче­ская проблема, как недостаток или ошибочное использова­ние поведенческого репертуара. Уже Лазарус указывал , на не­обходимость принимать во внимание различные независи­мые друг от друга плоскости регуляциии поведения в рамках "мультимодальной терапии поведения". </p> <p>В 1971 году Рюдигер и Рита Ульрихи предложили определение уверен­ности, которое, несмотря на многие недостатки, до сих пор многократно цитируется и используется в качестве базового практически во всех программах тренинга уверенности.</p> <p>Под уверенностью в себе Ульрихи понимают "способность индивидуума ( ... ) предъявлять требова­ния и запросы во взаимодействии с социальным окруже­нием и добиваться их осуществления. К уверенности так­ же относится способность разрешать себе иметь запросы и требования (установки по отношению к самому себе), ос­меливаться их проявлять (свобода от социального страха и заторможенности) и обладание навыками их осуществления (социальные навыки)" /11, с. 121/. </p> <p>Постепенно исследователи пришли в к выводу, что  существенную, если не ключевую, роль в уверенном пове­­дении играют когнитивные процессы, а именно: установки по отношению к самому себе, позитивная оценка собственных навы­ков и их эффективности. Причем уверенность в себе зависит не столько от восприятия и оценки ситуации или партнеров, сколько от оценки собственной способности справиться с этой ситуацией или же в буду­щем приобрести эту способность. </p> <p>В ряде экспериментов было показано, что оценки внеш­них проявлений поведения менее информативны в плане ди­агностики  уверенности, чем самооценки и анализ когнитив­ных процессов.</p> <p>Альберт Бандура /5/ предложил теорию "self efficacy", ве­ры в само-эффективность, в соответствии с которой вера челове­ка в то, что в конфликтной ситуации он сможет вести себя эффективно, существенно влияет на его реальной поведе­ние. Оценка веры в эффективность может многое дать предсказанию и объяснению реального поведения. Предположе­ния Бандуры были проверены во множестве строгих психо­логических экспериментов применительно к страху змей, па­уков (классические эксперименты) и в прочих ситуациях. </p> <p>Позже Фон Берг и Циммер /6/ проверили предположе­ние о взаимосвязи между уверенностью в себе и верой в эффективность. </p> <p>Уверенные в себе имели значимо большую веру в эф­фективность и свое фактическое поведение оценивали как более уверенное. Различие между ожидаемым уверенным по­ведением и реальным поведением у уверенных в себе было значимо ниже, чем у неуверенных как по самооценкам, так и по оценкам экспертов. </p> <p>В двух экспериментах Роземария Миельке /9/ предпри­няла попытку проверить взаимосвязь между концептом веры в эффективность и сложным социальным поведением: на­выками публичного выступления и способностью настоять на своем в групповой дискуссии. Поскольку обе группы навыков могут быть отнесены к навыкам уверенного поведения, то кос­венно в экспериментах Миельке также исследовалось влия­ние веры в эффективность на поведенческую составляющую уверенности и применимость концепта веры в эффективность к комплексным стереотипам уверенного поведения. </p> <p>Хотя автор и не обнаружила достаточно четкой связи меж­ду верой в эффективность и реальным поведением (что в некоторой степени противоречит классическим эксперимен­там Бандуры со страхом змей и пауков), однако было зафик­сировано, что под влиянием тренинга изменение веры в ком­петентность происходит в том же направлении, что и изме­нение реального поведения, т.е. увеличение веры в эффек­тивность сопровождается реальным увеличением этой эф­фективности, фиксируемым независимыми наблюдателями. </p> <p>Из сопоставления экспериментов Бандуры и Миельке напрашивается один вывод. </p> <p>Видимо, нельзя производить оценку веры в эффектив­ность без учета субъективной значимости ситуации и запро­сов, которые ситуация предъявляет индивиду. Скажем, необходимость приближаться к змеям и паукам в эксперимен­тах Бандуры и др. могла быть значительно более значима для испытуемых, чем (оплачиваемое) публичное выступле­ние или противостояние в дискуссии. Сам факт оплаты уча­стия в эксперименте мог быть значимее для отдельных ис­пытуемых, чем участие в нем. Соответственно, вероятност­ный характер получения вознаграждения мог оказать более существенное влияние на изменение поведения испытуемо­го, чем все терапевтические мероприятия авторов исследо­вания - в том случае, если сумма воспринималась бы дан­ным испытуемым как достаточно значимая. </p> <p>Общим знаменателем для сопоставления экспериментов Бандуры и Миельке, помимо равной сложности навыков, дол­жна была бы стать равная субъективная значимость эффек­тивности данного поведения. </p> <h3>Универсализация понимания и исследования уверенности. </h3> <p>При формулировании собственного определения уверен­ности мы будем исходить из следующего: </p> <p>Определения уверенности, построенные на перечисле­нии социальных ситуаций или перечнях навыков, фиксируют внешние проявления уверенности и верны лишь для опреде­ленного, более или менее узкого круга людей, социальных слоев, культур. </p> <p>Многие неуверенные в себе люди обладают всеми необ­ходимыми навыками, но не используют их в силу каких-либо причин. <br /> В констатации многомерности уверенности, фиксации того факта, что уверенность в себе включает эмоциональные, ког­нитивные и моторные компоненты, не отражена суть уверен­ности как таковой. Абсолютно в любом проявлении челове­ческой жизни присутствуют эмоциональные, моторные и ког­нитивные компоненты. </p> <p>Существуют указания на то, что важную часть уверенно­сти составляют самооценки индивидом собственного пове­денческого репертуара и вера человека в его эффективность. </p> <p>Однако в существующих определениях уверенности не­доучитывается целеподчиненность этих оценок, т.е. не учитывается тот факт, что эффективным или неэффективным поведение может быть только применительно к субъективно значимой для индивида цели. </p> <p>Как в существующих определениях уверенности, так и в разработанных на сегодняшний день тестах для измерения уверенности отсутствует общий знаменатель, который бы позволил сравнивать уверенность представителей разных культур и социальных слоёв. </p> <p>Универсализация определения уверенности и процедур ее измерения предполагает наличие некоторой внешней пе­ременной, относительно которой и будет пониматься или оце­ниваться уверенность. </p> <p>По нашему мнению, таким общим знаменателем могут стать не перечни социальных ситуаций, а субъективно важ­ные цели и потребности каждого конкретного человека. По­зитивная оценка человеком собственных навыков и спо­собностей (поведенческого репертуара) как достаточного для достижения собственных (субъективно важных) целей и удовлетворения собственных потребностей придает че­ловеку чувство уверенности и собственно является уве­ренностью в себе. <br /> Изложенные выше аргументы позволили нам предло­жить собственное определение уверенности, отражающее современное состояние исследований этого психологиче­ского феномена. </p> <p>В соответствии с нашими представлениями, уверенно­стью в себе является позитивная субъективная оценка инди­видом собственных навыков и способностей как достаточных для достижения значимых для него целей и удовлетворения его потребностей. </p> <p>В данном определении мы выделяем два уровня психо­логических процессов, тесно связанных между собой. Это: </p> <p>- наличие, формирование и функционирование поведен­ческих навыков и<br /> - субъективное когнитивно-эмоциональное отношение индивида к этим навыкам во взаимосвязи с процессами целеполагания и жизненными ценностями. </p> <p>Ни один из этих двух уровней регуляции не определяет полностью результирующей уверенности, однако недостатки одного из уровней лишь частично могут быть компенсированы либо позитивным влиянием процессов другого уровня, либо благоприятными условиями социальной среды. </p> <p>Обширный поведенческий репертуар (уверенное поведение) является предпосылкой его позитивной оценки, однако не определяет полностью уверенность в себе как таковую.</p> <p>Между реальным поведенческим репертуаром и его позитивной оценкой не существует однозначной связи. Человек может негативно оценивать (недооценивать) реально имеющийся поведенческий репертуар или же переоценивать собственные способности. </p> <p>Однако для оценки уверенности это не имеет существенного значения. Более важным представляется то, что оценка собственного репертуара происходит на основе субъективно важных и актуальных для конкретного индивида целей и потребностей.</p> <h3>Предполагаемые дальнейшие направления исследования уверенности.</h3> <p>Сформулированное таким образом определение уверенности даёт  возможность организовать ряд экспериментов по его проверке и доработке.</p> <p>В ближайшие планы автора входит разработка опросника, который бы базировался на предложенном определении. В опросник будут включены утверждения, дающие обобщенную оценку собственным способностям достижения личных целей, а также оценку возможности приобретения этих способностей.</p> <p>Исходя из определения можно предположить, что результаты применения созданного на его основе опросника в разных культурах дадут схожие данные.  суть гипотезы состоит в том, что уверенность как субъективная оценка своих поведенческих способностей достижения личных целей одинакова в разных культурах. Способы же достижения целей , сами жизненные цели и необходимый для их достижения по­веденческий репертуар в разных культурах существенно раз­личаются. Для проверки этого предположения автор плани­рует организовать сравнительное исследование трех выбо­рок из числа немцев, русских и русских, долгое время живу­щих в Германии. В исследовании будет использоваться но­вый опросник и опросники для оценки уверенного поведения. </p> <p>Интерес представляют также закономерности, формиро­вания уверенности в себе, а именно: какие процессы приво­дят к формированию устойчивых оценок собственных способ­ностей; как именно самооценка способностей связана с внеш­ними оценками (например, в школе, семье, глобальными оценками в средствах массовой информации); имеет ли зна­чение стабильность/нестабильность внешнего социального окружения. </p> <p>Предметом специального исследования может стать вли­яние на уверенность социальных норм достижения собствен­ных целей, нормативные оценки самого стремления к дости­жению цели и удовлетворению личных потребностей. </p> <h3>ЛИТЕРАТУРА </h3> <p>1. Альберти, Роберт Е., Эммонс, Майкл Л. Умейте посто­ять за себя ! М.: Треугольник, 1993. </p> <p>2. Безади Брижита, Голынкина Е.И., Тупицын Ю.Я. О месте и значении функциональной тренировки поведения в системе лечения больных неврозами. // Клинико-психоrюги­ческие исследования групповой психотерапии при нервно-пси­хических заболеваниях. Л., 1979. - С. 90-94. </p> <p>3. Зимбардо, Филип. Застенчивость, М., Педагогика, 1991. - 208 с.</p> <p>4. Аннекен, Габи, Эхельмайер, Лиц и Кесслер, Ева. Тре­нинг уверенности и контакта в группе. Ростов-на-Дону, 1993.</p> <p>5. Baпdura, А. Self-efficacy: toward а unifying theory of behavioral chaпge. //Psyc􀂯iological Review. - 1977. - № 84. - Р. 191- 215</p> <p>6. Berg von, Wilfried &amp; Zimmer, Dirk Selbstvertrauen in Konfliktsituationen. Die Anweпdung von Banduras Konzept der 'self-efficacy' auf den Bereich der sozialen Kompetenz. // Mitteilungen der DGVT. - 1981. - № 13 (1 ). - Р. 87-99. </p> <p>7. Lange, A.J. &amp; Jakubowski, Р. ResponsiЬle assertive be­havior. Champaigh. 111., Research Press, 1976. </p> <p>8. Lazarus, А.А. Оп assertive behavior: А brief note. //Behavior Therapy. - 1973. - № 4. - Р. 697-699. </p> <p>9. Mielke, Rosemarie. Zur Selbst-Wirksamkeits-Theorie Banduras: Untersuchung der VerUnderung des Redeverhaltens und des Durchsetzungsverhaltens in der Gruppe.//Archiv f(r Psychologie,. -1986 . - № 138 (1). - Р. 39-52. </p> <p>10.Salter, А. Conditioпed reflex therapy. New York: Capri­corn, 1949. </p> <p>11. Ullrich de Muynck, Rita &amp; Ullrich, Rodiger Standartisierung des Selbstsicherheitstrainingss fuer Gruppen // Brengelmann, J.C. &amp; Tunner, V. : Behavior therapy - Verhaltenstherapie, Urban &amp; Schwarzenberg, Мuenchen, 1973. - Р. 254-259. </p> <p>12. Wolpe, J. Psychotherapy bу reciprocal inhibltion, Stanford, 1958. </p> <p>13. Wolpe,J. &amp; Lazarus,A.A. Behavior Therapy Technigues, N. Y., Pergamon Press, 1966.</p> <p>14. Wolpe,J.: The practice of behavior therapy, N.Y., 1969.</p> <p>15. Zimmer, Dirk. Die Entwicklung des Begriffes der Selbstsicherheit und sozialen Kompetenz in der Verhaltenstherapie. //Ulrich, RUdiger &amp; Ullrich de Muynck, Rita (Hrsg.) Soziale Kompetenz: Experimentelle Ergebnisse zum Assertiveness-Training-Programm АТР. Band 1. Messmittel und Grundlagen. Мuenchen: Verlag J. Pfeiffer, 1978. </p> </div> <div class="field field--name-field-bookfile field--type-file field--label-above"> <div class="field__label">Загрузить файл</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"> <span class="file file--mime-application-pdf file--application-pdf"> <a href="https://romek.ru/sites/default/files/2022-04/%D0%9F%D1%81%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%20%D0%9F%D0%BE%D0%BD%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%B5%20%D1%83%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%20%D0%B2%20%D1%81%D0%B5%D0%B1%D0%B5.pdf" type="application/pdf; length=2994756">Псивестник Понятие уверенности в себе.pdf</a></span> </div> </div> </div> <div class="field field--name-field-tags field--type-entity-reference field--label-above"> <div class="field__label">Теги</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/6" hreflang="ru">Уверенность</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/tesis" hreflang="ru">Статья</a></div> </div> </div> <div class="field field--name-field-god field--type-integer field--label-above"> <div class="field__label">Год публикации</div> <div class="field__item">1996</div> </div> Fri, 07 Feb 2020 04:59:29 +0000 romek 8 at https://romek.ru Тренинг уверенности в межличностных отношениях https://romek.ru/ru/assertivenesstraining <span class="field field--name-title field--type-string field--label-hidden">Тренинг уверенности в межличностных отношениях</span> <span class="field field--name-uid field--type-entity-reference field--label-hidden"><span lang="" about="/ru/user/1" typeof="schema:Person" property="schema:name" datatype="">romek</span></span> <span class="field field--name-created field--type-created field--label-hidden">чт, 02/06/2020 - 10:53</span> <div class="field field--name-field-bookcover field--type-image field--label-hidden field__items"> <div class="field__item"> <img src="/sites/default/files/styles/medium/public/2020-02/romek-v.-g.-trening-uverennosti-v-mezhlichnostnyh-otnosheniyah_1.jpg?itok=orPVBVLc" width="220" height="310" alt="Тренинг уверенности в межличностных отношениях. Ромек В.Г." typeof="foaf:Image" class="image-style-medium" /> </div> </div> <div class="field field--name-field-bookfile field--type-file field--label-above"> <div class="field__label">Загрузить файл</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"> <span class="file file--mime-application-pdf file--application-pdf"> <a href="https://romek.ru/sites/default/files/2020-02/%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%BA%20%D0%92.%D0%93.%20%D0%A2%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%B3%20%D1%83%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%20%D0%B2%20%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BD%D1%8B%D1%85%20%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F%D1%85.%20%D0%A0%D0%B5%D1%87%D1%8C%202002.pdf" type="application/pdf; length=11981803" title="Ромек В.Г. Тренинг уверенности в межличностных отношениях. Речь 2002.pdf">Ромек В.Г. Тренинг уверенности в межличностных отношениях.</a></span> </div> </div> </div> <div class="clearfix text-formatted field field--name-body field--type-text-with-summary field--label-hidden field__item"><p>Ромек В.Г. Тренинг уверенности в межличностных отношениях. СпБ: Речь, 2002, 175 с.</p> <p>Переиздание: 2003, 2005, 2007, 2008 гг.</p></div> <div class="field field--name-field-bookdescript field--type-string field--label-hidden field__item">Предлагаемая вашему вниманию книга представляет собой программу тренинга уверенности в себе в общении с близкими людьми — супругами, родственниками, близкими друзьями. После краткого обзора теоретических положений, на которых была основана программа, подробно излагаются практические приемы тренинга поведения. Упражнения и ролевые игры объединены в законченную последовательность действий, надежно приводящих к результату — развитию чувства собственной ценности и уверенности в межличностных отношениях. Книга будет интересна для психологов, психотерапевтов, социологов, социальных работников, а также всех, кто стремится развить свои коммуникативные навыки.</div> <div class="field field--name-field-taggs field--type-entity-reference field--label-above"> <div class="field__label">taggs</div> <div class="field__items"> <div class="field__item"><a href="/ru/books" hreflang="ru">Книга</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/6" hreflang="ru">Уверенность</a></div> <div class="field__item"><a href="/ru/taxonomy/term/7" hreflang="ru">Тренинг</a></div> </div> </div> <div class="field field--name-field-god field--type-integer field--label-above"> <div class="field__label">Год публикации</div> <div class="field__item">2002</div> </div> Thu, 06 Feb 2020 07:53:49 +0000 romek 3 at https://romek.ru